Главная| 
Главная | Фрагменты книг | Свободу Малиновке

Свободу Малиновке

— Я с тобой развожусь, — заявила Аня, глядя мужу в глаза.

— Ну, попробуй, — ответил тот, преспокойно снимая ботинки. — Я тебе уже говорил, курочка ты моя недалекая, причем неоднократно, но, так и быть, повторю еще раз. Если осмелишься подать заявление, вся твоя семейка, которая присосалась к моей компании, останется ни с чем. И поверь, спасибо тебе за это они не скажут. Твой брат привык возить свою жену на юга по два раза в год, твоя мать с отцом привыкли жить за городом в большом доме с большим бассейном и садовником. Как считаешь, какова будет их реакция на твой экспромт?

— Больше я так жить не могу. Так что, мне все равно на их реакцию.

— Серьезно? Да, ты осмелела смотрю. Неужели поверила в свое бессмертие? Я ведь катком по тебе проедусь, Анечка. И ты знаешь, что я не шучу. Вспомни, как оно было, когда ты в один из прекрасных вечеров не вернулась домой?

— Ты утопил мою собаку, — произнесла сквозь стиснутые зубы, а сердце в этот момент больно сжалось в груди.

— Только, не твою собаку, а мою, ведь я ее купил. Как и все в этом доме. Я и тебя купил. Напряги-ка память. Помнишь? Стоял чудесный летний день, когда твой отец привел тебя ко мне в офис и попросил устроить свою не особо смышленую дочурку на какую-нибудь простенькую должность.

— Я помню, — и сглотнула ком, что подступил к горлу.

О да, она в мельчайших подробностях помнит тот роковой день. Помнит, как хотела попасть в рекламное агентство, но вместо оного угодила под начало к настоящей акуле бизнеса из мира большой стройки. Родной отец едва ли не силой привел ее в строительную компанию, где сам трудился в должности прораба. Мол, зачем ходить по второсортным компашкам, когда есть шанс устроиться на непыльную работу в крупную фирму со стабильным доходом. Как вскоре выяснилось, под непыльной работой отец понимал должность секретаря-референта владельца компании — самого Огнева Евгения Александровича — большого друга мэра города, филантропа и просто очень хорошего человека.

Сорокалетний хозяин «СтройДора» в первые минуты знакомства произвел неизгладимое впечатление: мужчина в самом расцвете лет, статный, серьезный, лицом по-мужски красив, характер волевой, но сдержанный.

И отец еще заливался соловьем о перспективах работы на такого благородного и невероятно умного человека. Однако, в самый миг знакомства, Аня уже уловила невидимые потоки энергии, что витали вокруг Огнева. Увы, веяло от благородного мужчины далеко не благородством. А он в свою очередь придирчиво осмотрел кандидатку, поинтересовался наличием высшего образования и зачем-то спросил:

— Малинова Анна?

— Да, — кивнула чрезвычайно робкая девушка.

— Малиновка, значит, — усмехнулся одними уголками губ. — Весьма неприглядные птицы, хочу сказать, но название носят красивое, — затем добавил, — ладно, сработаемся.

Отец был просто счастлив, чего нельзя сказать о ней. Аня не хотела работать в строительной сфере, а особенно не хотела работать рядом с отцом, к тому же должность секретаря не сулила ни карьерного роста, ни перспектив. Но после длинной тирады папы, уже дома в дело вступила мама и убедила-таки Аню, что лучшего места ей просто не найти, ведь в такой фирме её не обманут и деньгами не обидят.

Само собой, скоро девушка поняла, что большой начальник не то, что не обидит, а даже поможет. Особенно с просьбами отца поставить его на выгодный объект или пристроить брата, который женился и отчаянно нуждается в стабильном доходе. Да, родня ее использовала, однако за все приходится платить. Так и Огнев, пригласив ее однажды вечером в кабинет, намекнул, что пора бы отплатить ему добром за добро. Плата оказалась более чем посильной — ужин в ресторане.

Аня пошла в ресторан в надежде, что начальник проявит благоразумие, все ж разница в возрасте у них существенная — семнадцать лет. Только вот он не проявил. За первым походом в ресторан последовал второй, потом начались еженедельные рабочие поездки. Одна из поездок закончилась постелью и, как следствие, потерей невинности. Огнев просто взял то, что посчитал своим, а она была вынуждена согласиться, ведь иначе отец рисковал не достроить свой роскошный двухэтажный коттедж и лишиться доходных проектов, а брат — остаться на произвол судьбы без средств к существованию. Да и что такого, говорила мама, Огнев прекрасная кандидатура, за ним она будет как за каменной стеной.

И правда, согласившись стать женой начальника, ибо он, как человек исключительной порядочности, просто обязан был жениться на той, которую «испортил», Анна попала в застенки его каменного дома, где превратилась в вещь. А, как известно, у вещи априори не может быть своего мнения, у нее есть разве что ценность. Возможно, Аня смирилась бы со своей участью, поскольку человеком была терпеливым, неконфликтным и переживающим за других, но с тем, что начало происходить спустя два месяца брака, она осознала, что смириться не сможет. 

— Раз помнишь, тогда откуда столько бредовых  мыслей, Малиновка? Развода я тебе не дам.

— Но ты меня не любишь. Никогда не любил.

— Ошибаешься. Я тебя люблю. По-своему. Мне всегда нравилась твоя податливость, твоя согласность на всё, — принялся засучивать рукава, отчего Аня напряглась всем телом. — Боишься, да? — плотоядно усмехнулся. — Это правильно. Ты должна меня бояться. Когда женщина боится, в ее башке остается меньше места на всякую чушь. Твое счастье, что я сегодня в хорошем настроении, — и отправился в ванную.

Дурная была идея заявить ему о своих намерениях сразу с порога.

Как выяснилось вскоре после замужества, этот благородный рассудительный мужчина страдает раздвоением личности. В одной ипостаси он тот самый хороший человек, которому все жмут руку и приглашают на все мало-мальски важные мероприятия, а вторая ипостась — это жестокий деспот, готовый на крайности по имени Видо. И хуже всего то, что у его личностей отсутствовало точное времени проявления. В любой момент мог быть Женя, или тот второй — Видо. Сейчас, к сожалению, был второй. Аня прозвала его Зверь.

Да, она могла бы попробовать сбежать от Огнева, только этот шаг чреват страшными последствиями. Зверь придет в ярость и с легкой руки расправится с ее семьей, как расправился с ее шпицем, которого купил на годовщину Женя. В итоге остался только один вариант — постараться поговорить с Видо, убедить, упросить отпустить ее. Все ж даже он, будучи в добром расположении духа, способен мыслить рационально.

Аня надеялась договориться с Видо, ведь он частенько заявлял ей, что не любит её, что сам не понимает, как вообще женился на такой рохле, тогда как поистине восхищается сильными целеустремленными женщинами. Однако сразу же добавлял, мол, раз женился, то обязан нести этот крест до самого конца. Более того, ни разу не был замечен или хотя бы заподозрен в изменах, либо хорошо скрывал таковые. Но суровый нрав и вспышки гнева второй ипостаси Огнева рано или поздно закончатся для нее трагедией.

Через двадцать минут Огнев вышел из ванной, после чего подошел к жене, обнял:

— Здравствуй, — улыбнулся вполне добродушно, да и взгляд изменился, значит, это Евгений.

— Привет.

— Ты какая-то слишком напряженная, Ань. Что-то не так?

— Все нормально, Жень. Ужинать будешь?

— Не поделишься причинами хмурого настроения?

— Ничего особенного. Просто погода меняется, а я вегетатик. В общем, голова тяжелая весь день.

— Голова, значит, — как-то неоднозначно усмехнулся, — весьма неприятен тот факт, что ты начала меня обманывать.

— С чего ты взял, что я тебя обманываю? — уставилась на него во все глаза. Это было, по меньшей мере, нетипичное для него поведение. Обычно после «смены» личности Женя это Женя, который не в курсе дел и мыслей Видо.

— Думаешь, я не замечаю, как ты разговариваешь сама с собой?

— Я… я не разговариваю…

— Разговариваешь, — уверенно закивал, — и печально то, о чем именно разговариваешь. Под нос бурчат себе многие, это нормально, но ты бормочешь о разводе. Причем довольно громко, видимо, чтобы я слышал.

Аня даже не нашлась, что ему ответить. Неужели Женя слышит то, о чем она говорит с Видо? Как такое возможно? Или его недуг прогрессирует? Или в чем вообще дело?

— Ты хочешь развестись, верно? — засунул руки в карманы, значит, нервничает. — Почему? Недовольна условиями жизни? Недовольна мной как мужчиной? Или тебя не устраивает тот факт, что у нас нет детей?

 

КОНЕЦ БЕСПЛАТНОГО ФРАГМЕНТА


КУПИТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ