Главная| 
Главная | Фрагменты книг | Свидание с русалкой

Свидание с русалкой

НАЗАД В КНИГУ

Море - это все! Дыхание его чисто, животворно. В его безбрежной пустыне человек не чувствует себя одиноким, ибо вокруг себя он ощущает биение жизни. –

Ж. Верн

Глава 1

Мой мир

 

Эта увлекательная история началась в Аделаиде. Именно здесь я встретилась с мужчиной, из-за которого вся моя жизнь перевернулась с хвоста на голову.

Мое имя Мемо и я фейри мерроу или ундина, или просто русалка, живущая в океане, который омывает южные берега Австралии. Многие люди считают, что мерроу живут в сказочных хрустальных дворцах или в затонувших кораблях, что веками лежат на морском дне и, что самое главное, нас не существует, но это не так. Мы существуем и живем близ островов или коралловых рифов, везде, где есть еда и теплые течения, а вечерами выходим на берег, чтобы побыть наедине со своими избранниками.

Пути людей и русалок часто пересекаются, так как многие из нас выходят в ночи из воды, обретая ноги, и проводят это время в мире людей, развлекаются в ночных клубах или еще в каких-нибудь интересных местах, где можно встретить наивного парня или девушку для отношений на одну ночь. Мерроу верят, что ночь с человеком сулит большое счастье в собственной семье, поэтому такие встречи происходят накануне русалочьих  свадеб или по достижении двадцати лет, если фейри не вступили в брак к этому времени. Я никогда не понимала этой традиции. Зачем выходить к людям и обязательно проводить с ними ночь? Ведь дельфины, касатки и киты не выбрасываются на берег, чтобы встретиться с человеком, прежде чем завести семью. Они счастливы и без этого.

Русалки, видимо, считают себя чем-то средним между людьми и морскими обитателями, поскольку могут быть и на суше, и в воде, но мы все равно другие, совсем другие. Так, например, можем гипнотизировать обитателей суши, можем заставить забыть о чем-то или наоборот вспомнить, а еще мы плачем пресными слезами, которые могут исцелять от душевной боли.  Красиво поем, особенно на суше в грозу или ранним утром, когда солнце только-только касается лучами волн. Но самое главное, если мерроу не зайдет в воду с рассветом, то океан откажется от нее или него и больше не впустит. А жизнь без хвоста в окружении людей, это не жизнь вовсе, скорее долгое мучительное существование. Правда, есть одно исключение. Если русалка встретит человека, и они полюбят друг друга, то она может отказаться от жизни в океане и обрести счастье на суше, только мерроу обязательно должна рассказать избраннику о своей сущности. Увы, лишь единицы обрели это самое счастье, так как люди не готовы принять нас такими, какие мы есть.

Я живу в большой семье, где есть главный – Отец, наверно по этой причине у людей сложилось мнение, что в пучине морской обитает Нептун, но таких Нептунов в наших океанах огромное множество. Без сильного лидера никак. Все мерроу живут по принципу «хвост к хвосту, спина к спине», иначе в большой воде не выжить. Все-таки и на нас охотятся акулы, мурены, осьминоги и прочие здешние хищники, поэтому чем нас больше, тем выше шансы на то, что ты сможешь дожить до старости и рассказывать внукам истории, как однажды удирал от большой белой акулы.

Мой отец как раз тот самый лидер и ведет за собой еще несколько семей, а вместе мы община кочующих мерроу.

Ах да, забыла сказать… мама уже выбрала для меня жениха, и теперь вся семья готовится к судьбоносному моменту, когда первый раз выпустят свою дочь на сушу к людям. Но до этого еще несколько месяцев, несколько прекрасных месяцев беззаботной жизни восемнадцатилетней русалки, которая плавает среди дельфинов и касаток и очень любит петь вместе с ними. Если бы так было всегда, мне совершенно не хочется выходить из воды и встречаться с людьми.

У нас бытует множество легенд о том, какие люди непостоянные, глупые и жестокие создания, как они предавали мерроу и оставляли их погибать в одиночестве. Но человек есть некая часть фейри, поэтому прерывать связь с ними нельзя, дабы не злить мать-природу, ведь русалкам без суши никак. Так уж вышло, что любить и размножаться мы можем только на суше. Несмотря на это я никогда не стремилась к людям, для меня они те самые приматы, существующие на инстинктах. Удивительно, как только русалки могли влюбляться в них? Да еще и покидать океан! Я бы никогда не ушла из воды. Океан прекрасен, тих, безмятежен,  красив настолько, что невозможно привыкнуть к его красоте, невозможно налюбоваться им. А как он красочен?! На земле нет таких красок, а еще океан огромен, и ты можешь плыть куда угодно.

Наша семья постоянно меняет места обитания, мы побывали у берегов многих стран: Индии, Дании, Америки, а сейчас остановились у берегов Австралии, здесь много еды и очень тепло, а еще здесь большое множество диких пляжей, где можно отдыхать и наслаждаться звездным небом, лежа на мягком песке, не успевшим остыть за день. И да, меня влечет суша, особенно, когда вокруг нет людей.

Но океан я люблю больше и не только потому, что живу в нем. В океане всегда есть тайна, есть особенная жизнь, которую ты разделяешь. Мне всегда было интереснее плавать среди китов и касаток, чем среди своей семьи. Родня слишком озабочена традициями, всевозможными правилами, запретами, чего я не терплю. Будучи еще ребенком, я уже уплывала к дельфинам,  играла с их детенышами, или исследовала пещеры, или поднималась на поверхность накануне шторма, и это было так весело, зато потом сидела наказанная на рифе, но даже тогда умудрялась найти себе занятие по душе. Например, искала сокровища, рифы воистину кладезь сокровищ, чего там только не найдешь. И все, что я находила, всегда несла маме, чем выторговывала себе прощение. В итоге у нее набралось ракушек и жемчужин на целое ожерелье. К слову, украшений из мира людей также скопилось предостаточно, люди постоянно теряют в океане драгоценности.

Когда я приносила маме очередное кольцо или цепочку, она усаживала меня рядом и обязательно рассказывала какую-нибудь историю из мира двуногих. Моя мама очень хорошо знает людей, умеет читать и писать, чему научила и меня. На дни рождения она всегда дарила мне книги, я их прятала под камнями на берегу, потом спешила на сушу, чтобы почитать. Удивительно, насколько красиво люди научились писать о таких явлениях, как любовь, тоска, жизнь и смерть, видимо, все же что-то они понимали в этом, когда-то давно. Возможно, мне бы хотелось посмотреть на жизнь людей, одним глазком, не более. Что ж… скоро такая возможность представится, сезон свадеб не за годами.

Вот мой суженый Нилье наоборот верит во все предания, приметы и ждет не дождется момента, когда сможет выйти на сушу, а еще он совершенно не знает, что такое любовь. Его интересует только охота с моим отцом и остальными мужчинами, и ему гораздо интереснее проводить время на суше, чем здесь со мной. Странная из нас получится пара, каждого тянет куда угодно, только не друг к другу, но отец решил так, а его слово закон. У меня очень хороший папа, всегда выслушает, пожалеет, даст совет, именно он частенько отпускал меня в те детские приключения, пока мама не видела. Просто, в выборе пары что он, что мама весьма суеверны и традиционны. Мужчина, по их представлению, должен быть силен и, пожалуй, все! А иногда так хочется поговорить, поделиться мнением или поспорить, возможно, с возрастом Нилье и поумнеет, ведь мой отец умный и мудрый, значит, надежда еще есть.

Глава 2

Кто бы знал, что это он

Вот-вот я вместе с другими девушками должна буду первый раз выйти к людям. Для чего умудренные опытом фейри начали нас готовить заранее. Уже месяц каждый день после обеда они собирают нас и под раскрытые рты юных фейри рассказывают, как все устроено в мире людей, как они общаются и чем занимаются. Как выяснилось, жизнь человека многократно упростилась с тех времен, о которых я читала в книгах. Отныне люди больше времени тратят на развлечения, любят собираться в особых местах под названием клубы, где пьют дурманящие разум напитки, предаются диким кривляньям, называя это танцами, и что самое главное, позволяют себе вступать в интимную связь с совершенно незнакомыми представителями противоположного пола. Я, конечно, сильно сомневаюсь, что люди озабочены лишь подобного рода развлечениями, однако наставницы очень убеждены в своих словах, а спорить с ними не положено.

 Помимо рассказов о нравах людских, наставницы объясняют нам, как правильно очаровать человека, чтобы он пошел за фейри, а наутро ничего не вспомнил. Как я уже говорила, природа наделила нас особым даром, которым надо еще уметь пользоваться, а в силу того, что молодые фейри лишены возможности практиковаться, да и с людьми мы знакомы лишь по рассказам старших, то и учиться нам приходится на словах. В теории фейри должна загипнотизировать человека, потом увести его за собой на одинокий берег, где провести с ним ночь, после чего заставить несчастного все забыть. И самый важный момент, нам надо вернуться в море до восхода.

Другое дело, сейчас даже не надо никого гипнотизировать, люди сами с удовольствием идут за тобой, а утром самостоятельно обо всем забывают и тебя просят о том же. Об этом мне поведала наставница Кьялла, она отчего-то очень обижена на людей. Однако уметь пользоваться способностями все-таки надо, дабы избежать непредвиденных ситуаций. Не иначе, как инструктаж по выживанию какой-то.

Русалки от природы очень красивы, из-за чего мы сильно выделяемся на фоне остальных и чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, только одна или один мерроу могут посетить определенный клуб за раз, а следующей ночью наступает очередь другого. Здесь, в Аделаиде, не так-то и много ночных клубов, так что придется встать в очередь.  И пусть бы эта очередь растянулась на год…

Что до моей внешности, тут всё сложно. Я отличаюсь от своих сородичей, для них я скорее дурнушка, белая ворона, хотя, глядя на свое отражение, понять что именно им во мне не нравится, не могу. Такие же волнистые, русые волосы, такая же светлая кожа, только глаза не зеленые, как у остальных, а синие, словно вечернее небо, и чешуя на хвосте тоже синяя с оттенками фиолетового и, как ни странно, красного, хотя у других зеленая с оттенками оранжевого или розового. Возможно, я и вправду гадкий утенок для своих. Они частенько смеются надо мной, говорят, мол, Мемо не раз придется выйти на берег, чтобы очаровать хотя бы одного человека и использовать при этом свой дар на полную катушку. Но мне, честно говоря, все равно на их слова, пусть смеются, подначивают. Я бы с большим удовольствием вообще никуда не выходила, и никого не очаровывала, а еще бы никогда не стала женой Нилье!

Сегодня я решила поговорить с отцом и попросить отсрочки своего «наказания». Папа как всегда сидел у рифа и смотрел вдаль, на самом деле любовался мадам Эльми, которая в водорослях искала раковины.

- Пап! Можно поговорить с тобой?

Еще одна наша особенность. Под водой мы общаемся, обмениваясь мыслями. Иных средств нам, увы, не дано. На суше язык, под водой телепатия, так кажется называют этот процесс люди.  

- Что? – он аж дернулся, после чего уставился на меня с характерным изломом в брови. – Что случилось, Мемо?

- Поговорить я… хочу

- А, да-да. Давай поговорим. Тебя что-то беспокоит? – нехотя повернулся ко мне.

- Можно попросить о том, чтобы я последняя шла к людям?

- Почему? Ты чего-то боишься или стесняешься? Может быть, их насмешек? – глянул на остальных.

- Нет, нет. Просто хочу узнать больше информации из первых уст. От тех, кто уже побывал на суше передо мной.

- Вот как. А знаешь, оно и правильно! Это очень мудрый шаг. Разрешаю, моя рыбка, – и он снова повернулся в сторону Эльми.

- Спасибо, – чмокнула отца в щеку и поспешила оставить его наедине с фантазиями.

Теперь можно не беспокоиться, через два дня они начнут выходить, а моя очередь настанет не раньше чем через две или три недели. Все это время можно посвятить общению с дельфинами, они как раз сейчас недалеко.

После разговора с отцом я предупредила матушку о своих намерениях, коими она осталась недовольна, но спорить со мной не стала, наказала разве что вернуться к сроку. Я же отправилась в путь. Там, у впадин, за десятки миль от берегов Аделаиды столько интересного, а главное никаких обязательств и никаких людей! Дельфины охотятся, резвятся, гоняются наперегонки, что может быть лучше?

До впадин добралась за полдня. Солнце еще доставало до морского дня, когда я отыскала стаю. Дельфины приняли меня сразу, особенно молодняк, их любопытство вообще не знает границ. И побежало время… счастливое время…

В один из этих чудесных дней ближе к вечеру мы поднялись на поверхность, дельфины как всегда резвились, а я просто хотела встретить закат, но уже скоро наше внимание привлекло нечто удивительное. Яхта! Большая посудина блестела в лучах уходящего солнца, мирно покачиваясь на волнах. В книгах я читала о парусных кораблях, о мореплавателях, преодолевающих стихию, увы, этого ничего не осталось. Вместо деревянных кораблей теперь яхты, баржи, танкеры, подводные лодки. Истинные монстры, лишенные какой-либо красоты и изящества. Не один мерроу погиб под винтом такого монстра. Потому нас с малолетства учат не подплывать близко к современным кораблям, но любопытством страдают не только дельфины.

 Поначалу белоснежный исполин не подавал признаков жизни, лишь изредка на палубе появлялись люди, но с заходом солнца все изменилось. Яхта зажглась вечерними фонарями, до ушей донесся рокот мотора, а следом заиграла музыка. Та самая отвратительная музыка, о которой рассказывали наставницы. И надо было бы опуститься на дно, уплыть подальше, но ни я, ни дельфины этого не сделали. Желание понаблюдать за людьми пересилило инстинкт самосохранения. Мы незаметно кружили вокруг яхты, то и дело высовываясь из воды. Меж тем на палубу высыпала целая толпа, мужчины, женщины… они кричали, смеялись, танцевали, выясняли отношения, некоторые даже дрались. Я смотрела на них и не понимала, почему семья по сей день следует традиции «первой ночи», зачем нам нужны люди? Они же отвратительны.

И когда я уже готова была опуститься на дно, детеныши дельфинов принялись выпрыгивать из воды. Конечно же, люди их сразу заметили. Тогда я увидела очередное доказательство тому, что время ничему не научило двуногих. Озверелая толпа принялась швырять бутылки в дельфинов, а кто-то и вовсе достал пистолет. Благо лидер стаи тотчас подал сигнал об опасности, и уже через пару секунд вся стая ушла под воду. Мне бы последовать их примеру, но я осталась на поверхности и продолжила наблюдать. Словно бы сама себе хотела доказать, что ждать от людей хорошего не стоит.

Скоро на палубу вышел еще один мужчина, он еле держался на ногах, что-то кричал, размахивал руками. Тогда я услышала всплеск с другой стороны их судна. Поднырнув под яхту, что шло вразрез со всеми наставлениями семьи, ибо винт сейчас медленно вращался, вынырнула у небольшого помоста. Моим глазам предстала занятная картина – девушка лежала пластом на воде лицом вниз, она даже не пыталась барахтаться, а тот парень, что кричал, спустился по лестнице и всеми силами пытался до нее дотянуться, но тщетно. Странно, почему-то он не торопился прыгать. Может, плавать не умеет? Или темноты боится?

И можно было бы дождаться, чем все закончится, но я не из таких. Возможно это еще одна моя отличительная особенность, не люблю утопленников.

Около девушки была уже через пару секунд, тогда же схватила ее за руку и потянула в направлении лестницы, на которой все еще висел бравый спаситель. Как же отвратительно пахло от этой девицы, чем-то резким, дурманящим голову, но спасение требует жертв. Дотолкав  ее до лестницы, передала в руки мужчине. Он тут же схватил свою подругу, но, вот ведь демон, ухватил и меня, а когда вытянул, из-за чего я была вынуждена схватиться за нижнюю ступеньку лестницы, он как очнулся, уставился на меня круглыми глазами.

- Ты кто? – пробормотал кое-как.

Ого, какой красивый, какой большой, наверное, сильный. Не сильнее наших мужчин, конечно, но для своих вполне себе. Мужественное лицо, аккуратная борода, на голове как-то пустовато, только по центру широкой полосой растут волосы, однако это его не портит. Забавный…Впервые вижу двуногого так близко. Как назло все слова наставниц вылетели из головы, и все, что я смогла сделать – это улыбнуться ему, после чего быстренько нырнула под воду и спряталась под днищем яхты.

Сердце готово было выпрыгнуть из груди, плавники не слушались. Откуда столько трепета? Всего-то двуногий. Вдруг над водой метнулась тень, а в следующий миг раздался звук шипения. Парень прыгнул-таки в воду. Надо же, оказывается, умеет плавать. Он почти сразу поднялся на поверхность, начал кричать, крутиться вокруг своей оси, пару раз снова нырял, потом снова поднимался и снова кричал:

- Эй!? Ты здесь? Тебе нужна помощь?

Но я отплыла еще дальше, чтобы меня не заметили. Через несколько минут он вернулся к своим, и их судно поплыло дальше, только уже без музыки и криков.

А я подплыла к тем бутылкам, которые они набросали, собрала их, унесла на дно и закопала в песок. Что же это за люди такие?! Ни жалости, ни сочувствия! Беспечные, эгоистичные, трусливые существа! Да кто они такие, чтобы русалки очаровывали их?! Мы сами себе хозяева, и не должны выслуживаться перед людьми, а эти традиции – это всего-навсего пережитки прошлого, от которых давно уже пора отказаться. Ни за что я не отдам себя человеку!

Оставшееся время я провела под гнетом мыслей о том, как избежать ночи с человеком, как убедить маму в бессмысленности этой затеи. Но придумать толком ничего не смогла. А когда вернулась к семье, первым делом встретила взволнованную маму:

- Мемо, дитя! Ну, наконец-то! Я уже думала, ты решила выйти замуж за своего дельфина или  кита, или с кем ты там плавала.

- А что, моя очередь подошла? – как же хотелось услышать слово «нет».

- Да, твои сестры уже побывали на суше, как и другие девушки, осталась только ты.

- Вот ведь радость какая, - изобразила улыбку. - И когда мой выход?

- Завтра. Эльма спрятала для тебя одежду под камнем на берегу. Так что, следующая ночь твоя. Наконец-то моя средняя дочь станет настоящей невестой!

Мама крепко обняла меня. Она и вправду радовалась тому, что ее дочь скоро достанется человеку и лишится своей чистоты. Мне этого не понять.

Я лишь испытала отвращение, в носу сразу возник тот запах, каким пахла тонувшая девушка. В далеком детстве я слышала рассказы об ундинах от мерроу из других общин, они рассказывали о свободолюбивых русалках, которые живут сами по себе, не привязанные ни к кому, они обитают в морях или реках, иногда выходят к людям, но не для близости, а просто ради интереса. Как бы хотелось быть такой же. На что наши бабушки отмахивались и доказывали, что те ундины всего лишь миф, и ни одна русалка не может жить в одиночестве.

Глава 3

Глупая дань традициям

Моя ночь настала. Я выплыла у берега, выкатилась на сушу и ждала, когда хвост обсохнет. Сейчас в Австралии очень жарко, дуют теплые ветра, так что уже скоро чешуйки начали сглаживаться, сливаться с остальными, они меняли цвет, потом и вовсе исчезли, а хвост разделился по центру, превратившись в пару ног. И все, что сейчас напоминало о хвосте, это цвет ногтей, который переливался различными оттенками фиолетового в свете луны.

Поднявшись, я быстренько подбежала к камню и нашла под ним обещанную одежду. Это были туфли и очень короткое блестящее платье серебристого цвета, надев его, поняла, что ростом гораздо выше своих сестер, ровно на половину длины юбки. Оказывается, и здесь я отличилась!  Но другой одежды все равно не было, поэтому расправив на теле безвкусный кусок тряпки и нацепив туфли, которые сдавили ноги, точно тиски, побрела через небольшие заросли к дороге. Как только люди носят на себе столько неудобной одежды? Все трёт, жмёт, мешает нормально двигаться, дышать и то мешает. Безусловно, на суше приходится прятаться под слоями тряпок, в океане такой проблемы нет, там нас защищает вода, да и кожа у нас куда плотнее человеческой.

 Я вышла к дороге, и мимо меня сейчас же с диким ревом пронесся автомобиль, обдав жутким смрадом. Мир на суше звучит иначе, нежели под водой, здесь всегда так громко, беспокойно и очень опасно. Нам объясняли, как вести себя вдали от воды, но к такому все равно невозможно подготовиться. Еще и чертово платье с каждым моим вдохом грозилось треснуть по швам. Боги морские, я только вышла, а уже хочу обратно и как можно скорее.

В этот момент на глаза попалась машина, что спряталась за несколькими чахлыми деревцами. Я тогда перебежала дорогу, подкралась к авто. Из нее доносились какие-то звуки, она покачивалась, иногда мигали фары, но самое главное, на земле около двери лежали вещи. А вот это удача! Я схватила находку и вернулась обратно в заросли. В руках у меня оказалось легкое платье нежно-голубого цвета. Оно было однозначно больше того, что сейчас до боли в ребрах стягивало меня. И когда я переоделась, наконец-то смогла нормально вдохнуть, а свое платье оставила у машины. Все-таки воровать нехорошо, зато можно позаимствовать или обменяться.

Теперь бы добраться до клуба, о котором говорили Эльке и Солье. Он находился в миле от побережья и был весьма популярен у местной молодежи. Как сказали сестры, там очень много симпатичных парней готовых на что угодно за красивые глаза. Ну, мои глаза, конечно, отличались от глаз сородичей, но попробовать стоило. Отыскать клуб труда не составило, его было слышно еще с моря. Я впервые столкнулась с такой пестротой красок, всё искрилось, переливалось, шумело. На парковке возле здания стояло множество машин, чуть поодаль на небольшой площадке суетились люди. Они о чем-то весело разговаривали, кто-то выяснял отношения, кто-то целовался, а кто-то и вовсе лежал на траве в бессознательном состоянии.  

Мне стало страшно, захотелось немедленно развернуться и сбежать, вернуться в воду, уплыть как можно дальше от берега, но вся беда в том, что семья не поймет моего поступка, осудит, вынудит снова выйти к людям. Да и время не ждет, до рассвета всего семь часов, так что пришлось пересилить себя.

Собравшись с духом, я устремилась к входу, напротив которого стоял высокий мужчина в черном. Когда я подошла, он уже сделал шаг вперед, уже выставил руку, очевидно, желая остановить меня, а потом посмотрел в глаза. Мгновением позже его намерения поутихли, и здоровяк позволил мне зайти в заведение. Порою проще внушить, чем объясняться. Хотя странно, я особо-то и не старалась. Возможно, этот человек лишь с виду крепкий, раз на него подействовал обычный русалочий взгляд.

Оказавшись внутри, я тотчас зажмурилась, ибо в глаза ударил яркий свет, он мигал, переливался, разноцветные лучи буквально разрезали пространство, от громкой музыки и людского топота аж стены дрожали, еще и запах желал лучшего. Что это вообще? Что за вакханалия здесь творится? И этим восхищались сестры?  Мною снова овладела паника, в очередной раз возникло желание сбежать, но я не успела поддаться порыву. Ко мне подошел мужчина:

- Скучаешь? – уставился тусклым взглядом.

- Не то, чтобы скучаю, - кое-как проморгалась, - скорее удивляюсь. Тут слишком шумно.

- Не желаешь выпить? Я угощаю, - кажется, мои слова он пропустил мимо ушей.

К слову сказать, русалки не могут пить алкоголь, у нас от этого наступает моментальное несварение.  Меж тем парень подхватил меня под руку и подвел к стойке:

- Что тебе заказать, красавица?

- Сок, – я без конца оглядывалась. Вокруг слишком много всего, сконцентрироваться просто невозможно.

- Сок?! Да ты что? Здесь девушки такое не пьют. Я закажу тебе отличный коктейль, – он что-то попросил у бармена, скоро передо мной возник бокал на высокой ножке с чем-то белым внутри. - Попробуй, уверен, тебе понравится, - кивнул на напиток. – Дорогое пойло, между прочим.

Пойло? Что это за слово такое? Название напитка?

Но только я отпила, как ощутила жжение во рту и тут же выплюнула эту гадость обратно. Вкус был отвратительный, горький, напоминал машинное масло, каким смазывают детали моторных лодок.

- Не по мне это Пойло, - отставила бокал подальше.

Тогда я наконец-то посмотрела на своего сопровождающего и еле сдержалась, чтобы не засмеяться. Он был такой странный: лысая голова, рыжая борода, маленькие глазки, увесистое кольцо в ухе, второе поменьше в брови. Будто сразу на два крючка попался.

- А ты, смотрю, с гонором, - хмыкнул, - давай потанцуем, что ли…

Не знаю, как бы оценили такого претендента на первую ночь наставницы, но мне он точно не по нраву.  

- Извини, мне бы отойти ненадолго.   

- Отпущу, если пообещаешь вернуться!

- Конечно, конечно!

Я быстренько сбежала от этого чудака и, следуя наставлениям сестер, направилась в так называемую уборную, надо было немного перевести дух, успокоиться. Вроде как для этого здесь и служит уборная. А когда миновала толпу и устремилась в направлении таблички, о которой говорила Солье, не сориентировалась и на полном ходу врезалась в какого-то бедолагу. Он аж отлетел в сторону, но мне было не до извинений, в итоге только прибавила шагу.

Добравшись до благословенной уборной, оказавшейся на деле местом справления нужды, я встала перед зеркалом и наконец-то увидела себя не в отражении волн или камней, а в настоящем зеркале. На меня смотрела девушка совершенно иная, чем ее сестры. Теперь мне стало ясно, почему они смеялись над моей внешностью, я действительно отличаюсь от них. Во мне нет чего-то от них, а в них нет чего-то от меня. Чего-то кроме внешности. Тем временем мимо проходили другие девушки, кто-то умывался, кто-то разговаривал по телефону, одна почему-то плакала, стоя в кругу подруг. Тогда я повернулась к одной из девушек, что подправляла макияж:

- Не подскажешь, который час?

- Час ночи, – она повернулась ко мне, а в следующий миг ее глаза округлились. – Слушай, я тебя знаю. Точно, знаю!

И я ее узнала, это та самая девица, которая чуть не утонула, свалившись с яхты.

- Вряд ли, я бы запомнила.  

- Ты наверно была на вечеринке у Девона. Он в тот вечер полпобережья пригласил. Да, да, скорее всего там и видела тебя.

- Возможно, всего хорошего, - и поторопилась прочь.

Время идёт, а я так ничего и не сделала. Если у меня не получится сегодня завлечь человека, то придется снова выходить к людям. Как же сложно, когда хочется уйти, но ты не можешь, потому что с другой стороны тебя ждут с «победой». У меня голова разрывалась от их ужасной музыки, дико болели глаза от яркого света. Всем своим существом я не хотела возвращаться в толпу и с кем-то знакомиться. Здесь нет никого, кто мог бы хотя бы чуть-чуть понравиться. Только зловонные животные, дергающиеся под непонятные звуки. Я села на единственно свободный диванчик, что стоял в холле, откинулась на мягкую спинку и попыталась вспомнить шум океана. У меня всего четыре часа до восхода, а я полностью разбита. Ненавижу… ненавижу это место. Вдруг меня кто-то потрогал за коленку, когда же я подняла взгляд, то чуть не свалилась с дивана, передо мной стоял парень с яхты. Он словно окаменел и смотрел такими же круглыми глазами, что и в тот вечер, а я, воспользовавшись моментом, решила сбежать. Хватит с меня приключений!

Я выбежала на улицу и наконец-то вдохнула полной грудью, но едва собралась сделать шаг в сторону дороги, как меня схватили за руку. Это был снова он:

- Подожди, не убегай, – произнес, а потом навзничь рухнул на землю.

Ну, за что мне эти наказания? Что теперь с ним делать? Я зачерпнула немного воды из бурлящего рядом фонтана и плеснула ему в лицо.

- Эй? Ты меня слышишь? – похлопала его по щекам, затем взяла за руку и нажала на болевую точку, мы всегда так делаем, если кого-то ударил током скат или укусила мурена.

- Ты что творишь?!– резко пришел в себя. - Больно! – принялся растирать руку.

- Скажи спасибо, иначе так и лежал бы здесь. Ладно, мне пора.

- Да постой ты,– с трудом поднялся, подошел к фонтану, умылся, затем развернулся ко мне. - Я помню тебя! Только где, - начал усердно вспоминать. – Может, у меня на прошлой неделе? Хотя нет… О! На яхте! Верно?

- Ни у вас дома, ни на яхте, нигде до сегодняшнего дня. Всего хорошего.

- Не спеши, - опять схватил за руку. - Давай вернемся внутрь, чего-нибудь выпьем.

- Нет, спасибо. Как оказалось, мне там нечего пить. Тем более время уже позднее.

- Ну, хорошо. Тогда прогуляемся?

А что? Прекрасная идея! Вот и познакомилась, тем более он хорош собой, хоть и пьян в стельку. Оно даже к лучшему, лишнего не вспомнит.

- До побережья?

- Желание девушки – закон! – выпрямился, одернул футболку и подставил мне локоть.

- Зачем?

- Не терпишь ухаживаний? – растерянно усмехнулся.

- Каких ухаживаний?

- Ай ладно, забудь.

Сейчас он казался мне другим, нежели в первую нашу встречу. Высокий, стройный, загорелый и чересчур брутальный, он напомнил мне викингов из книг. Возможно, этот мужчина и есть моя удача на сегодня. С ним даже приятно было бы провести время, не то, что с белобрысой бестолочью Нилье.

- Идем, - я сама взяла его за руку и потянула за собой.

- Ого! – расплылся довольной улыбкой. – А ты прыткая красотка.

Мы добрались до берега довольно быстро, где парень с яхты сразу же разулся и сел на песок:

- Давай познакомимся для начала. Как тебя зовут, смелая незнакомка?

- Ме…, - чуть не проговорилась, - Миранда.

- Очень приятно, а я Деван. Деван Мартинс младший.

- Как много имен.

Деван как-то настороженно посмотрел на меня, но потом снова расслабился:

- Откуда ты? Я тебя здесь раньше не видел.

- Издалека, - села чуть поодаль от него. - Недавно переехала сюда с отцом.

Мне хотелось быстрее перейти к действиям, времени оставалось все меньше, но когда он в очередной раз посмотрел мне в глаза, я будто очнулась. Зачем торопиться? Зачем вообще что-то делать?

- Ты очень красивая, Миранда. Вот если бы я не был так пьян, то подумал бы, что ты видение. Призрак красоты! – после чего Деван лег на песок.

- А где ты живешь, Деван Мартинс младший?

- Ты еще и смешная, – к этому моменту мой знакомый закрыл глаза. - Я живу на вилле у побережья, в десяти милях отсюда. Приходи ко мне в гости…

- Когда-нибудь, – прошептала едва слышно.

Он уснул, отчего мне стало легче. Может быть, Деван не такой, каким показался на яхте? Может, он лучше? Тогда я осторожно подползла к мужчине, склонилась над ним и поцеловала в губы. Потом еще раз и еще. А это очень приятно. Даже запах алкоголя не помешал. Боги морские, мне понравилось его целовать! Если бы только семье этого было достаточно.

Я все смотрела на Девана, любовалась им. Широкая грудь мужчины медленно вздымалась при каждом вдохе, он выглядел таким безмятежным. Наверно, надо было сдержаться, но у меня не вышло, я позволила себе дотронуться до него. Повела ладонью по плечу, груди, животу, а вот у ремня остановилась, несмотря на дикое желание узнать, что там дальше. Интересно, отличаются двуногие от наших мужчин? Еще ни одна из девушек, что провела ночь с человеком, не рассказала о подробностях этой самой ночи, потому что не положено, ибо никто не должен знать о великом таинстве, особенно вторая половинка. Оно и понятно, мне бы тоже не хотелось знать, как хорошо провел время мой будущий муж.

- Прощай, Деван, - в последний раз поцеловала его.

Пришлось оттащить его в заросли и накрыть большим пальмовым листом. После я сняла туфли, платье, засунула их под камень и направилась к воде. Когда зашла по грудь, ощутила дрожь во всем теле и скоро потеряла опору, мой хвост вернулся.

 Пожалуй, я еще вернусь и найду Девана, тем более, моя миссия не выполнена. Вот так эта ужасная ночь обернулась приятным воспоминанием.

 

Глава 4

Обман

 

 Теперь мне предстояло как-то объяснить семье, что я ничего не сделала, и что свадьба откладывается. Если честно, я готова на что угодно, лишь бы этот брак с Нилье не состоялся. После этой ночи хотелось плыть и не останавливаться, потом найти прибрежные камни, забраться на них и запеть на рассвете, чтобы все услышали, чтобы их сердца замерли.

Меня вообще не интересуют семейные узы, я устала от навязанных правил, от обязательств перед семьей, мне нужна свобода, нужны новые приключения. Когда в детстве читала книги, самыми любимыми из них были рассказы рыбаков о том, как те встречали ундин на берегах рек, прекрасных, независимых и таинственных девушек с рыбьими хвостами, которые очаровывали своим пением, тогда-то у меня в сердце зародилась надежда на то, что когда-нибудь я стану такой же. Но эта надежда таяла с каждым прожитым годом, пока не растаяла совсем, теперь от нее остались жалкие крупицы, ведь скоро меня должны отдать в руки самого глупого и высокомерного представителя нашего вида.

У рифа тем временем уже ждала мама с сестрами. Она смотрела на меня, ее глаза искрились радостью, но когда я подплыла, мама тут же нахмурилась, она дотронулась до моих рук, волос, хвоста, затем последовал вердикт:

- Ты не очаровала человека. Не так ли?

А сестры тут же подсуетились:

- Конечно, не очаровала, она же страшная! Посмотри на нее, ею можно акул отгонять! – расплылась улыбкой до безобразия довольная Эльке.

- Молчи, Эльке! – мама дернула ее за плавник, затем посмотрела на меня. – Что случилось?

- Я не смогла воспользоваться своими чарами, прости.

- Ну, так и знала! – всплеснула руками. - Если бы ты не пропускала уроки, развлекаясь со своими дельфинами, то давно бы уже стала прекрасной невестой и моей гордостью, – боги, как она была очень расстроена.

В это время к нам подплыл отец и, кто бы мог подумать, Нилье.

- Итеррима, - отец обратился к маме. – В чем дело?

- Триторрио! Твоя дочь опозорила меня! Она не смогла очаровать человека. А значит, не может вступить в брак.

- Мемо? – перевел на меня вопросительный взгляд, хотя бы он не смотрел с презрением. -  Это правда?

- Да. Но я исправлюсь. Правда.

- Надеюсь, а иначе я найду себе другую невесту, – гордо вставил Нилье.

Я посмотрела на него, как на чернильный след от осьминога. Жалкое подобие фейри!

- Ничего страшного, дорогая, - коснулся хвоста матери. - У Мемо еще все получится, – и обнял меня. – А теперь плыви дитя, завтра попробуешь снова.

Я отправилась к соседним рифам. Мне стало больно от услышанного, неужели, я действительно так безнадежна? Но ведь сама не захотела обольщать его, не захотела проводить с ним ночь. Ладно, в следующий раз я обязательно испытаю свои чары. Но только, чтобы проверить и не более того.

Завтра я снова выйду из воды и обязательно найду Девана. А лучше поплыву к тому берегу, где находится его вилла и встречусь с ним там. Представив в красках нашу встречу, я наконец-то уснула в окружении мягких водорослей и мелких рыбешек, которые пытались протиснуться сквозь пальцы и волосы в поисках пищи.

Сон вернул меня на тот берег к Девану, где я снова любовалась им, касалась его. А главное, во сне я была вольна делать все, что хочу, это чувство свободы непередаваемо, будто с тебя сняли многолетние оковы, но с завершение сна оковы вернулись. Проснулась, когда на небе уже сияла полная луна, ее свет окрасил мелководье в нежные голубые оттенки, приглушил яркость кораллов, выманил из нор ночных охотников. Вокруг царила ласкающая слух тишина, тогда как мир сверху привычно шумел. Я поднялась на поверхность, где свистел ветер, шипела морская пена, плескались волны. То же самое сейчас происходило в моей душе, такой же трепет, волнение. Всем своим естеством я хотела к нему… И раз уж сегодняшняя ночь в моем распоряжении, я проживу ее по-своему. Только бы понять, куда плыть…

Вилла Девана, судя по его словам, расположилась в небольшой бухте. Таких на побережье было немного, еще меньше было тех, где поселились так называемые богачи. А мой «парень с яхты» явно из них, слишком уж блестящие часы были у него на руке, да и цепочка на шее, к тому же помимо алкоголя от Девана пахло чем-то очень приятным. В том клубе он был единственным, от кого исходил столь приятный аромат.

Отыскать нужную бухту получилось не сразу. Я побывала в каждой из пяти. Благодаря чуткому обонянию, а оно у нас не хуже собачьего, виллу Девана нашла в самой последней бухте. Его дом расположился по центру, он был выше остальных, больше, красивее, от дома тянулся длинный мостик, что заканчивался небольшим пирсом, около которого на волнах колыхалась моторная лодка. И все бы ничего, если бы не одно «но». Сейчас в роскошном особняке явно что-то происходило. Во всех окнах горел свет, мелькали силуэты людей, играла громкая музыка. Может, попробовать в другой раз? Хотя… другой такой возможности у меня скорее всего не появится.

И только я собралась вылезти из воды, как вспомнила, что у меня нет одежды. До чего же бестолковая русалка! Почему я не забрала вещи с собой? Обнаженной я уж точно не пойду здороваться с Деваном. В этот момент из дома вышла девушка и устремилась прямиком на пирс. Ее качало из стороны в сторону, она без конца закрывала рот руками, а когда дошла до пирса и опустилась на колени, чтобы, очевидно, умыться, я решила действовать. Подплыв к ней, аккуратно высунулась из воды:

- Привет, - широко улыбнулась, явив взору слегка заостренные зубы.

- Ты кто?! – взвизгнула несчастная, едва не свалившись в воду.

- Не волнуйся, я лишь твой сон, - посмотрела ей в глаза и заговорила очень тихо, - ты себя плохо чувствуешь, поэтому сейчас снимешь одежду и оставишь ее здесь, а сама отправишься домой.

- Хорошо, - смиренно закивала.

Спустя мгновение она послушно встала, сняла с себя шорты, тунику, после чего побрела прочь. Ну вот, мои чары работают, значит все в порядке. Я выбралась на пирс, опустила на доски хвост, чтобы он обсох, тем временем не без труда натянула на себя тунику, а когда хвост обратился ногами, надела и шорты. Осталось разобраться с волосами, чтобы не путались под ногами. Я собрала их, скрутила в литку и заколола иголкой морского ежа, которую всегда ношу с собой в маленьком мешочке из водорослей, что висит на поясе. Теперь всё готово, единственное, на ногах не было обуви, но ничего, вряд ли это кто-то заметит. Теперь надо не побояться постучаться в дверь. Но едва я подошла к двери, как та распахнулась, а из недр помещения чуть ли не на руках вышел сам Деван. Он рухнул мне в ноги, когда же поднял взгляд, стало ясно, парень с яхты снова пьян.

- Это снова ты, - глупо улыбнулся, продолжая стоять на четвереньках. - Прости, я забыл твое имя. Не напомнишь?

- Миранда, - а не вернуться ли мне в воду?

- Точно! – щелкнул пальцами. - Извини, просто у меня плохая память на имена. Зато хорошая на лица. Знаешь, вчера я проснулся под пальмой. И как только меня туда занесло? – Деван все-таки поднялся и чтобы снова не упасть, облокотился на перила моста.

- Не знаю, может быть, ты слишком много выпил? Впрочем, как и сейчас, – на этот раз мне стало не так приятно от нашей встречи, точнее, совсем неприятно.

- Наверно. Ну, а ты? Что тут делаешь? Если пришла на вечеринку, заходи, она в самом разгаре.

- Нет, мне не стоит туда идти. Глядя на тебя, и так понимаю, что там происходит.  Неужели ты всегда так проводишь время?

- А что еще тут делать? В Австралии ты либо катаешься на сёрфе, либо пьешь в кабаках, третьего не дано. Так что? Зайдешь?

- Я лучше пойду, не хочу мешать веселью, - н-да, надежды не оправдались, Деван мужчина не моей мечты, совсем. Он типичный пьяница.

Собравшись уже уходить, почувствовала прикосновение.

- Подожди, - дотронулся до плеча. - Если ты будешь каждый раз убегать, мы так и не познакомимся.

- Не переживай, завтра ты меня не вспомнишь.

- А я, может быть, хочу вспомнить, – тогда он взял меня за руку и потянул за собой на пирс.

- Зачем мы туда идем?

- Хочу освежиться, чтобы завтра тебя не забыть.

Деван отпустил мою руку и с разбега прыгнул в воду, а через минуту вынырнул у края пирса, ухватившись за доски.

- Иди ко мне. Поплаваем наперегонки, - поманил к себе.

- Нет, спасибо, - я все равно обгоню тебя, дурень, стоит только тронуться с места.

- Ну, как хочешь, – он вылез из воды и распластался на полу. – Значит, Миранда! Извини, конечно, но имя дурацкое.

- Согласна, - конечно, дурацкое, как можно русалку так назвать?

Я села в метре от него, чтобы не касаться мокрого пола. Появление хвоста в самый неожиданный момент может нанести Девану серьезную психологическую травму на всю жизнь.

- Но у тебя необычная внешность. Таких глаз я еще не встречал. Хотя! Ты знаешь, встречал, - и вопросительно посмотрел на меня.

- Где же?

- Когда мы с друзьями плавали на яхте. Только это было видение или белая горячка, что даже скорее.

- Тебе определенно надо меньше пить. Так вся жизнь пройдет как в тумане.

- И что? Она в любом случае пройдет. Вопрос лишь в том, как скоро.

- А тебе сколько лет?

- Двадцать семь. Я молод, хорош собой и сказочно богат! – Деван  явно пытался флиртовать. – Как думаешь, у меня может что-нибудь получиться с такой девушкой, как ты?

Но как только я собралась ответить, из дверей показалась та самая утопленница с яхты. Она подошла к нам, смерила меня презрительным взглядом, затем обратилась к Девану:

- Деван, черт тебя дери, Мартинс, куда ты пропал? Тебя все ждут, - и подхватила его под руку.

- Сейчас, Линда, подожди. Не видишь, я разговариваю со своей новой знакомой.

- Ничего. Потом поговоришь. Давай, вставай.

Когда он поднялся, Линда обняла его и, смачно поцеловав в губы, видимо этот жест был адресован мне, повела в дом. Но Деван все-таки обернулся и произнес напоследок:

- Никуда не уходи. Я скоро вернусь.

И разразившись на пару смехом, они ушли. Я же осталась стоять на пирсе в гордом одиночестве. Это уже второе моё самостоятельное путешествие к людям, до того я разве что издали их видела, а мир людей познавала через книги, рассказы старших и вещи, которые находила на дне или побережье.  Какие-то даже на память сохраняла, но потом приходилось их бросать, ведь мы постоянно перемещаемся, у нас нет постоянного дома, в отличие от людей. Интересно, не надоедает им жить годами, а то и всю жизнь на одном месте?

Деван так и не пришел. Через огромные окна его дома было видно, как он пьет и танцует со своей девушкой. А я стояла и смотрела на них, для чего, не знаю. Может, потому что завидовала этой Линде? Или наоборот, радовалась, что не я стала жертвой симпатии двуногого алкоголика? Но скоро злость возобладала над остальными чувствами, видимо, я ненормальная русалка, раз мужчина забыл обо мне так скоро. Значит, лучше вернуться в океан, а завтра пойти в тот злосчастный клуб, найти там другого человека и доказать семье, что я не без хвоста.

Сбросив с себя вещи, оставила их лежать на пирсе, а сама прыгнула в воду. Все-таки люди очень странные, они не понимают, чего хотят и прожигают жизнь, утопая в той мерзости, которую пьют, а еще, совершенно не ценят оказанных им знаков внимания. Впервые я чувствовала гнев такой силы. Захотелось утопить эту сладкую парочку, но гордыня не мое, поэтому лучше остыть. Жаль, мерроу не могут заставить забыть о чем-то себя. Как бы мне сейчас не помешал хороший гипноз.

К своим вернулась глубокой ночью, к счастью, все кроме часовых, спали. Однако скоро выяснилось, что не спал еще кое-кто. Солье! Она подплыла ко мне, села рядом и точно застыла, только волосы колыхались, подхваченные течением.

- Ты почему не спишь? – уставилась на неё.

- Хочу первая узнать, как все было. Давай, рассказывай.

- Не пойму, о чем ты.

- Да брось, ты ведь к человеку плавала. К тому самому, с которым познакомилась в клубе.

- Откуда …

- В нашей семье я самая любопытная, если ты не забыла. К тому же мама попросила понаблюдать за тобой.

- Ты не отстанешь, да?

- У-у, - мотнула головой.

- Невелика ли разница, что и как было? Главное, что у вас все было, а на меня не обращайте внимания.

- Значит опять ничего. Что не так, Мемо?  

- Если бы ты только могла понять. Но ты все равно не поймешь, так что ложись спать. Мама в курсе, где я была?

- Да, - закусила нижнюю губу. Вот ведь язык без костей. – И она очень ждет подробностей.

- Ладно, с ней я завтра поговорю. А сейчас кыш отсюда.

Она уплыла к себе, но что интересно, в ее глазах я почему-то не увидела укора как у Эльке или матери. Может быть, Солье тоже чувствует себя иначе, чем все? Хотя, это вряд ли.

Уснуть удалось быстро, да и выспаться получилось, так что утром я чувствовала себя просто прекрасно. Никакой обиды, никаких переживаний и сомнений, все просто идеально. Мама тоже удивила - не стала журить, она лишь подплыла и сказала: «Сегодня ночью! Ты должна!». После чего отправилась по своим делам, а я еще долго лежала на водорослях, смотрела наверх, пыталась считать рыбешек, что косяками проносились мимо. В какой-то момент мимо проплыл Нилье и так странно посмотрел на меня, будто бы в нем что-то проснулось от долгой спячки. Возможно, мозг? Хотя, и это вряд ли.

Сегодня в полночь я выйду на сушу и очарую какого-нибудь симпатичного парня, но ночь с ним проводить не буду. Решено! Не собираюсь я в угоду заскорузлым поверьям терять свою чистоту. И если жених не хочет невесту, которая не готова отдаться первому встречному, то мне такой жених тем более не нужен.

День выдался не из легких, я все думала, как скажу семье, что не намерена поступать так, как поступали мерроу из поколения в поколение, по сути, нарушу вековую традицию. Наверно, для мамы с отцом это будет ударом. Возможно, остальные из общины вообще захотят меня изгнать, ибо мой отказ опозорит семью, их лидера, в конце концов. Но я готова к изгнанию, где-то в глубине души даже хочу этого. Конечно, не исключено, что пожалею о своем поступке, все-таки остаться один на один с океаном равно самоубийству, слишком много опасностей таят в себе его глубины. Но пока что альтернатива сгинуть в пучине морской выглядит не так пугающе, как альтернатива потратить всю жизнь на Нилье. К тому же, если мне и случится когда-нибудь сойтись с человеком, то это произойдет исключительно по моему желанию. И тогда перед глазами возник образ Девана, отчего душа сжалась, а сердце заныло. Глупая, глупая русалка… Пора бы уже выбросить его из головы.

И чтобы отвлечься от горечи размышлений, отправилась на западное побережье, туда, где волны бьются о большие камни, где природа звучит грозным рокотом прибоя, где мне больше всего нравится петь.

Как гласят легенды, пение морских нимф способно погубить человека, и честно признаться, не такие уж это и легенды, наш голос действительно влияет на сознание людей, отключает у них инстинкт самосохранения. И если уж русалка решит убить человека, то она это сделает без труда - магией голоса уведет за собой под воду.  Но в целом мы народ мирный и просто так никому зла не делаем. А вот на нас самих наше пение воздействуют благотворно - избавляет от переживаний и душевных страданий.

Я провела на камнях несколько часов кряду. Пела долго, до тех пор, пока в душе не стихла паника, тогда и песня стихла сама собой, и я уже просто сидела, смотрела на медленно опускающийся диск солнца, слушала шум океана. Почему мне лучше вдали ото всех? Почему я все время хочу уплыть подальше от семьи? Откуда такая тяга к одиночеству? Это же ненормально. Но чем дальше я от своих, тем мне лучше. Или же это стремление связано с желанием просто-напросто освободиться? В конце концов, с Деваном мне было приятно находиться. И снова я о нём… Всё, надо гнать мысли прочь, мерроу и люди не созданы друг для друга.

Когда солнце скрылось за горизонтом, уступив место белоснежному месяцу, я вернулась в воду и поплыла к тому берегу, от которого быстрее всего можно было добраться до клуба с красноречивым названием «Гольфстрим». Забавно, но ни Эльке, ни Солье, ни другие девушки так и не смогла прочитать название клуба. Среди мерроу мало кто увлекается чтением и письмом, лишь я удостоилась такой чести благодаря матери. Подозреваю, она меня учила для того, чтобы я не сбегала при любой удобной возможности, ведь только чтение и выведение «каракуль» мелом на камне могло надолго занять меня в детстве.

Добравшись до берега, я как всегда вышла, «получила» свои ноги и поспешила к камню за одеждой. Но едва подняла его, как услышала шелест листьев, а следом чьи-то шаги. Тогда, схватив платье, спряталась за пальмой. Натянув на себя сырой кусок материи, расправила все складки, очередной раз испытала чувство сдавленности, после чего выглянула из-за дерева, но никого не обнаружила. Неужели померещилось? Ну, хотя бы успела одеться. Тогда вернулась за туфлями, и в ту же секунду за спиной раздался голос:

- Мемо?

 Я вздрогнула и резко крутанулась на пятках:

- Солье? Ты тут каким ветром?

- Меня опять мама послала за тобой. Она хочет, чтобы я тебе помогла.

- И как же? Подержишь парня, пока я его буду раздевать?

Она засмеялась, однако ни капли не смутилась и обратно в воду не вернулась, вместо этого подошла к соседнему камню, из-под которого достала свой наряд. А когда оделась, произнесла очень странную вещь:

- Сестра, я хочу сказать тебе по секрету, - и замялась, - в общем, я тоже еще не была с человеком. Только маме ни слова!

- Как так?

- Просто мы с Ранье договорились, что будем первыми друг у друга, он не хочет делить меня с человеком, за что я ему бесконечно благодарна.

- Но как ты обманула маму?

- Вот для этого-то я и здесь. – Солье подошла ко мне и прошептала. – Когда ты найдешь парня и очаруешь его, обязательно дотронься до его особенного места, после нанеси его запах на свое тело.

- Фу, какая гадость! Да ни за что! – от одной только мысли мне стало противно. Боги, да меня сейчас вырвет!

- А иначе ее не проведешь. Ты, возможно, хочешь, чтобы в следующий раз она сама с тобой пошла? И рядом посидела, пока… ну, сама понимаешь.

- Ладно, ладно. Все! Я поняла. А теперь пойдем, времени у нас мало.

Мы вышли на дорогу и направились в сторону  клуба. А вдвоем как-то даже проще, спокойнее. В Гольфстриме меж тем ничего не изменилось – десятки пьяных людей, кривляющихся под дикую музыку, смрад и свет, от которого глаза тут же заломило. Я решила сразу отправиться к барной стойке, чтобы поймать какого-нибудь беднягу на живца. Но, как только села на высокий стул, услышала знакомый голос слева от себя:

- Привет, Миранда.

Осторожно развернувшись в сторону говорящего, я в тот же миг сравнялась цветом кожи с белугой. Рядом со мной сидел Деван Мартинс и, подпирая рукой голову, пожирал меня взглядом своих красивых глаз.

- Привет, - пробормотала.

- Ты так быстро сбежала вчера.

Если это быстро, по его мнению, то у Девана явные проблемы с пространством и временем.

- Я не захотела мешать вам с Линдой, веселиться. Вот и всё. Тем более, меня на ту вечеринку никто не звал, и было весьма некультурно с моей стороны вот так явиться без приглашения, – конечно, пришлось лукавить, а как иначе показать, что мне все равно и я вовсе не обижена.

- С Линдой сложно веселиться, - сказал с такой интонацией, будто я знаю его Линду лучше него самого. - Она после каждого веселья требует долгих походов по здешним магазинам, чего я совершенно не переношу.

- А почему ты здесь?

- Тебя хотел найти.

Что-то не верю ни единому слову. Меня ли? Скорее пришел напиться и поразвлечься.

- Ну вот, ты меня нашел. Что дальше?

- Не знаю, ты как-то обезоруживаешь. Я любой девушке могу наплести с три короба и не потеряться, а с тобой не получается.

- Наверно потому, что ты так и не успеваешь ничего сказать.

В ответ Деван почесал затылок и сделал очень виноватые глаза:

- Я обидел тебя, знаю. За что прошу прощения, но сейчас, как ты видишь, я трезв и готов посвятить тебе все своё внимание.

- Прости. Не сегодня. Я здесь не одна и у меня очень мало времени, - осмотрелась в поисках сестры, - а вот дел много.

- Ты с парнем? – тоже начал оглядываться.

- Возможно, - наконец-то нашла Солье, она уже шла под ручку с каким-то пареньком. – Все! Мне пора.

- Постой, - снова поймал меня за руку. – Давай встретимся, я завтра отправляюсь на рыбалку на своей яхте. Может быть, ты составишь мне компанию?

Но в этот момент я засмотрелась на сестру, отчего проговорилась:

- Зачем? Я не бросаюсь в дельфинов бутылками, это не рыбалка, а скорее бомбардировка с воздуха.

Когда же поняла, что сказала, тут же соскочила со стула в наивной попытке сбежать, но не тут-то было. Деван только сильнее сжал руку.

- Что? Что ты сказала? – встал передо мной. – Повтори.

- Я очень спешу, правда.

- Повтори, Миранда.

- Деван, у тебя есть спутница. Думаю, лучше пригласить на яхту ее.

- Ревнуешь? – в ту же секунду подозрение в его глазах сменилось веселым любопытством.

- С какой бы стати? Я тебя совсем не знаю, чтобы ревновать.

- Приходи завтра утром на пристань.

Боги морские, ведь это я должна была бы его очаровать сейчас, но получается все до точности наоборот. Я, черт побери, тону в его глазах. А его губы? Мне снова хочется припасть к ним.

- Утром? – кое-как промямлила. - Нет, я не могу. Если только вечером.

- Но тогда я уже вернусь.

- Ничего страшного, для меня охота на рыбу дело привычное, поэтому не думаю, что пропущу много интересного. А вот вечером, ровно в десять, буду на пирсе.

- Идёт, - он блуждал взглядом по моему лицу, всматривался в него, будто запоминал.

- Тогда до встречи, - заметила, размахивающую мне рукой, Солье.

И помчалась к сестре, которая уже нервничала, поскольку ей одной приходилось сдерживать бурные порывы пойманной добычи. Мы быстро вышли на улицу и направились к берегу. Парень несказанно радовался двум прекрасным незнакомкам, согласным на все, лишь бы он передвигал ногами.

На берегу, ровно там же, где я в первый раз попрощалась с Деванов, мы усадили парня на песок, а Солье принялась раздевать его, я же посмотрела ему в глаза и тихо-тихо заговорила:

- Как тебя зовут?

- Стив, – он смотрел на нас с искренним восторгом в глазах. – Девочки, вы такие нетерпеливые! Позвольте мне хотя бы дотронуться до вас.

- Потом дотронешься, потом. А теперь посмотри на меня и скажи, что ты видишь?

- Небо, темно-синее небо, - его руки ослабли, и он медленно лег на песок.

Больше я ему ничего не говорила вслух, лишь мысленно просила делать то, что мне нужно. А нужно было немного. Однако сама бы я не решилась. Трогать мужчину в столь чувственном месте, нет уж, пусть сам себя трогает. Солье в этот момент отсела в сторону, она завороженно наблюдала за нами. А когда все закончилось, я попросила его уснуть, на что он послушно закрыл глаза, затем повернулась к сестре:

- Солье? Солье?! – пришлось уже прикрикнуть, чтобы она очнулась от своего забвения. – Что теперь делать?

- Дотронься до этого.

- Что?  Это же гадость!

- А по-другому никак, - пожала плечами. – По-моему, лучше это, чем ночь с незнакомцем.

- Ну, да, да… ты права, – и зажмурившись, сделала так, как сказала сестра. Что ж, свобода требует жертв. – Все?

- Ага, - рассмеялась эта прехитрая рыбёха. - Теперь можем плыть.

Мы разделись, спрятали одежду и побежали в воду, а вскоре уже плыли домой. По пути Солье не выдержала и спросила:

- Как ты это сделала?

- Как ты и сказала.

- Я не о том. Как ты загипнотизировала его без слов?

- Не знаю, как-то само собой получилось. А разве мы не так это делаем?

- Конечно, нет. Мы убеждаем голосом, причем с первого раза может ничего не получиться. Мозг человека долго сопротивляется, а ты завладела его сознанием за секунду, да и еще и молча.

- Тут мне ответить тебе нечего. Все было так, как было.

- Все-таки ты очень странная, Мемо. Другая.  

- И это не новость, дорогая сестра.

- А можно последний вопрос?

- Задавай, но только последний!

- Почему ты не выбрала того парня, с которым разговаривала в баре? Он ведь тот самый.

- У него есть возлюбленная, - как же стало тошно и горько внутри, я даже не смогла сдержаться и, кажется, поделилась своим состоянием с сестрой.

- Ясно. В любом случае, знай, я на твоей стороне. В конце концов, у нас теперь общий секрет.

- Спасибо тебе, - коснулась ее хвоста.

А дома нас ждала крайне напряженная мама. Удивительно, но хитрость сработала. С каким же облегчением я опустилась на камень, тогда как мама выплыла к остальным и сказала, что теперь ее дочь настоящая невеста, а в скором времени жена Нилье.

Что ж, осталось отделаться от жениха, но это уже проще. Вокруг ведь так много голодных акул! Шучу. Просто, надо правильно поговорить с отцом, он всегда поддерживал и принимал мою сторону.

Глава 5

Первое свидание на суше

По традиции свадьбы у русалок проходят во время дождей, которые должны начаться через два месяца, а может и три, если повезет. Но не буду о грустном. Сегодня вечером у меня свидание с Деваном!

Захватив одежду с берега, я поплыла к причалу, где перепрятала её. А пока оставалось время, прогулялась до рыбацких лодок и разрезала сети осколком раковины. Я понимаю желание людей поймать рыбу, но не понимаю их беспечности, с которой они относятся к дельфинам, что нет-нет, да попадаются в сети. Сколько раз я видела, как эти чудесные существа гибнут от переломов и ран, как детеныши в итоге остаются одни на радость хищникам.

   И когда до возвращения Девана оставалось совсем чуть-чуть, я заплыла под мост, где выбралась на камни, чтобы подготовиться к встрече. Нервы начали сдавать, едва я поднялась наверх. Вдруг Деван обманул? Или приплывет не один, а со своей Линдой? Вдруг глазам предстала картина небывалой красоты – из сумеречной пелены показалось судно, оно медленно направлялось в сторону причала. Белая яхта величественно скользила по волнам, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Скоро судно остановилось у края пристани, а из рубки вышел мой новый знакомый.

Деван намотал канат на швартовочную тумбу, затем перебрался на мост. А я так и стояла с широко распахнутыми глазами и приоткрытым ртом. Никогда бы не подумала, что когда-нибудь буду стоять ногами на пирсе и встречать мужчину с моря. Это так необычно!

- Здравствуй, - подошел ко мне и надо же, поцеловал руку. - Извини, если от меня пахнет рыбой. Не успел принять душ, торопился к тебе.

- Ничего страшного, мне даже нравится, – мне действительно это нравилось, ведь, запах рыбы, это практически запах океана, а что может быть лучше запаха океана?

- Куда пойдем? Есть пожелания?

- Куда угодно, только не в Гольфстрим и не в воду.

Он улыбнулся,  убрал непослушный локон с моего лба.

- Тогда в ресторан. Банально, но вкусно.

- А далеко этот Ресторан? Просто мне потом еще добираться до дома.

- Недалеко, - сложил руки на груди. - Странная ты. Утром и днем занята, гуляешь по ночам, при этом боишься возвращаться домой. Чем же ты занимаешься?

- Помогаю отцу с его работой, а он в благодарность позволяет отлучаться по вечерам, только недалеко от дома.

- Ясно. Можешь не переживать, я доставлю тебя к дому, и твоя карета не успеет превратиться в тыкву.

- Это же Золушка? Правда? Здорово, мне так нравится эта сказка.

Деван продолжал смотреть на меня с изумлением и одновременно непониманием, он боялся рассмеяться, чтобы не обидеть, вероятно, его удивляла моя наивность в некоторых вопросах. Но этому есть оправдание, для меня мир людей еще только открывается.

- Ладно. Пойдем, моя машина на стоянке.

Мы сели в блестящее четырехколесное чудо, и оно повезло нас в Ресторан, в котором, по словам Девана, подавали прекрасного лангуста. Хотя, что в нем может быть прекрасного, обычный лангуст с жестким панцирем, это еще надо потрудиться, чтобы разгрызть его. Очевидно, у людей свои причуды. Пока ехали, я без конца смотрелась в зеркало, мне было так интересно наблюдать за собой здесь, на суше.

- Ну вот, мы и на месте, - завернул на парковку, из-за чего раздался жуткий треск, отчего я вздрогнула.

- Не пугайся, это гравий под колесами.

- Как-то долго ехали. По воде получилось бы быстрее.

- Ты верно шутишь? Да?

- Пытаюсь, - расплылась глупой улыбкой.

Выйдя из машины, мы оказались напротив небольшого заведения с веселым названием «Поющий лангуст», действительно весело. Внутри Ресторана сидели люди, все что-то ели и оживленно разговаривали.

- Прошу, - Деван открыл для меня дверь.

На входе нас встретила девушка в странной одежде. На ней был словно пекарский фартук, усеянный изображениями лангустов, а еще штаны в клеточку и рубашка ярко-оранжевого цвета. Она мне напомнила рыбу-клоуна.

- Добрый вечер, - мило улыбнулась, - у вас заказан столик?

-  Да, на имя Девана Мартинса.

- Хорошо, я вас провожу.

И девушка повела нас в самый центр зала, где было больше всего людей. Я не переставала крутить головой. Хотелось посмотреть на каждого, до того они отличались от той ужасной толпы в клубе. Здесь люди хорошо пахли, вели себя спокойно, двигались размеренно. А главное, в Ресторане играла очень тихая красивая музыка, ароматы витали настолько аппетитные, что у меня невольно заурчало в животе.

- Ваш столик, господин Мартинс, - дама в переднике подвела нас к небольшому круглому столику, на котором стояла горящая свеча в стеклянном горшке. Огонь – удивительное явление, чуждое русалкам. Мы редко наблюдаем огонь, лично я видела его лишь раз, когда в открытом море загорелось рыбацкое судно. Это было страшное и одновременно прекрасное зрелище.

- Я заказал белое семьдесят пятого года. Ты не против? – Деван выдвинул для меня стул, дождался, когда я сяду, после чего уселся сам.

- Белое? Что белое? – теперь всем моим вниманием завладело маленькое пламя.

- Вино.

- Может, не стоит его пить? Оно же старое, - дотронулась до горшка, но тут же отдернула пальцы. Горячо.

- Да откуда ты такая взялась? – заставил посмотреть на себя. – Чем вино старше, дорогая моя, тем оно лучше. Ты разве никогда не пила вина?

- Честно? Нет, никогда. Можно мне просто воды?

- Хорошо. А есть ты будешь сырого лангуста?

- А как его еще едят?  

Тогда Деван совсем растерялся. Он откинулся на спинку стула и наполовину сполз под стол.

- Я снова пытаюсь шутить, - надо было как можно скорее исправлять ситуацию. - Заказывай то, что считаешь нужным.

- Вот так бы сразу.

Через полчаса нам принесли воду, старое вино и приготовленных лангустов уже без панциря. И это было очень вкусно, а самое главное, легко! Деван смотрел, как я ем, как подсаливаю свою воду и как, с блеском в глазах, рассматриваю окружающих.

- Миранда? – в отличие от меня, он едва прикоснулся к своему лангусту. - Ты как будто с другой планеты. Никогда еще таких не встречал. Видимо, отец редко выпускает тебя в люди.

- Да. Это так. Кстати, здесь вас обманывают.

- Почему же?

- Одним лангустом нельзя наесться, он очень маленький. Мы, обычно, по три таких съедаем и то кажется мало.

- Однако! – больше он ничего не смог сказать.

- Расскажи о себе, Деван? Кто ты? Чем занимаешься? – допила оставшуюся воду.

- Я сын одного очень влиятельного и обеспеченного человека, мы вместе занимаемся бизнесом. А еще недавно у меня умерла мать, поэтому отец отправил сюда, чтобы я развеялся.

- Сочувствую.

- Да ничего. Она долго и тяжело болела, поэтому смерть для нее стала спасением, - его взгляд тотчас помутнел.

- Значит ты не отсюда?

- Нет. Я из Штатов. Отец коренной американец, а вот мама ирландка. Ну, а ты, как я понял, неместная?

- Мы недавно сюда перебрались. Пока тепло, живем здесь, с первыми холодами, скорее всего, покинем берега Австралии.

- Берега?

- У нас домик. У берега, – язык мой, враг мой.

Время меж тем близилось к часу ночи, так что пора было отправляться обратно. Деван заметил мое беспокойство, тогда поспешил расплатиться за ужин, после чего проводил до машины.

- Куда тебя отвезти?

- К пристани.

Однако Деван привез нас не к пристани, а к своему дому. Когда же заглушил мотор своего стального зверя, повернулся ко мне и положил руку на колено.

- Что ты делаешь? – ощутила горячую ладонь.

- Слушай, пойдем ко мне. Нам же было хорошо там, в ресторане, а у меня можно продолжить свидание. Может быть, я даже пару лангустов найду у себя в холодильнике.

- Деван, – я подалась к нему и легонько поцеловала в щеку. – Спасибо тебе за моё первое свидание, ты даже не представляешь, что для меня это значит. Только я не пойду в тебе домой. Уж точно не сегодня.

А Деван будто не слушал, он смотрел на меня, не моргая.

- Твои глаза, они как вечерний океан, как омут. Кто же ты такая? То  непосредственная и наивная, словно подросток, то серьезная и чувственная.

- Я та, которую ты хочешь видеть сейчас, но завтра все может измениться. Поэтому давай сохраним эту ночь, как нечто чистое и новое.

Все-таки он отвез меня к пристани, не проронив более ни слова. Лишь перед тем, как мне покинуть машину, позволил себе заговорить:

- Я увижу тебя еще?

- Да. Я найду тебя, когда наступит очередная ночь. До встречи, Деван.

Выбравшись наружу, почувствовала себя каплей в море, настолько было легко и просто. Мне не пришлось прибегать к чарам, чтобы остудить его пыл, не пришлось переживать за сказанное или сделанное. Это было чудесное свидание, настоящее, как у людей. Я не спеша добрела до берега, где разделась, потом зашла в воду и поплыла. Радость переполняла душу, хотелось делиться ею со всеми – с проплывающими мимо рыбами, точно парящими скатами, даже с морскими ежами. А мир людей не так уж и плох… вот бы еще раз повторить такое свидание.

Глава 6

Неисправимые

Все стало иначе после той ночи. Я больше не чувствовала себя звеном в цепи, а наоборот, ощутила свободу ото всех обязательств перед семьей. Многие из мерроу боялись даже подумать о том, что они могут быть отвергнуты сородичами, они впадали в ужас от одной только мысли об одиночестве. Я же совсем другая, меня пугают мысли о том, что всю оставшуюся жизнь придется плавать рядом с нелюбимым фейри, кучей детей от него, а, состарившись, рассказывать юным особам, как правильно окрутить человека и провести с ним ночь, при этом приводя в пример себя. Это просто ужасно! И это не мой идеал жизни. Возможно, оттого я и стремилась к парню с яхты.

Деван привлекал меня независимостью, жаждой приключений. Благодаря нему я смогла посмотреть на себя с другой стороны, понять, что могу не нуждаться ни в ком. Мы встречались по ночам, проводили время в разных местах: в кафе, в клубе или просто гуляли вдоль дорог под стрекот цикад. Деван не переставал удивляться моей неопытности во многих человеческих вопросах. И пока мы были вместе, он оставался трезвым, что радовало, иначе как можно жить в постоянном бреду и не помнить того, что с тобой происходило еще вчера? К счастью, Деван теперь помнил каждую минуту нашего общения.

Он давно хотел покатать меня на своей яхте и показать те места, которые, по его мнению, я никогда не видела. Хотя, это именно я могла показать ему то, чего никогда не видел он. Из-за этого приходилось изумляться всем его рассказам об океане или подводных обитателях. У людей, к слову, очень скупое представление о жизни под водой, но за это их не осудишь, я ведь тоже мало знаю о жизни людей и наземных животных.

Деван стремился удивить меня, сделать что-то приятное. Однажды, на очередном свидании он спросил, почему я всегда в одном и том же платье, на что у меня не нашлось ответа. Для русалки одежда не важна, несмотря на то, что мы любим все красивое, но одежду не воспринимаем вообще. Это лишь тряпки, которые прикрывают тело, которое по этическим представлениям людей должно быть скрыто от чужих глаз. И когда он узнал, что мне больше нечего надеть, тотчас проявил свою мужскую суть – отвез нас в магазин, где накупил мне самых разных нарядов, а я, как всегда, изобразила радость, к тому же всерьез озаботилась вопросом, а где все это добро хранить. Под камень уже не спрячешь, не поместится, в песок не зароешь, испортится, как и в океан с собой не заберешь. В итоге отыскала большой бак недалеко от дома Девана, перекатила его на пляж и спрятала между высоких камней, а уже в бак спрятала одежду.

И раз мужчина одел свою женщину, как выразился сам Деван, он решил настоять-таки на своем предложении прокатить меня на яхте.

- Миранда, не отказывай, будь милосердна, - смотрел на меня с прищуром. - Ты себе даже не представляешь, что теряешь.

- Хорошо, я соглашусь. Но у меня будет условие, - качнулась на больших кованых качелях, что стояли недалеко от очередного Ресторана, где мы провели очередной прекрасный вечер и полакомились длинными плоскими ленточками под забавным названием «Паппарделле».

- Любое, - стоял рядом, прижавшись к толстому столбу, поддерживающему качели.

- Это будет вечер. Как сегодня.

- И как все предыдущие вечера. – грустно усмехнулся.

- Не обижайся, ты же знаешь, что я не могу иначе.

- Знаю, хотя не понимаю. В упор не понимаю. Может быть, мне стоит сходить к твоему отцу и поговорить с ним?

- Нет! Он стар, слаб и болен. Его нельзя волновать, – как можно правдоподобнее изобразила испуг.

- Ладно, ладно.  Я уже понял, что у тебя все сложно. Только вот, как-то странно получается.

- Что именно?

- Мы встречаемся ночью, а на ночные встречи это не похоже. Прошло уже две недели, но мы по-прежнему ходим за ручку, как школьники.

- А ты хочешь большего?

- Да. Как и любой взрослый мужчина.

- Наверно, я начинаю понимать, зачем ты зовешь меня покататься на яхте. Это единственный не опробованный тобой способ, потому как остальное уже было и не дало результатов. Так?

- Не буду врать тебе и скажу честно. Я тот тип мужчин, который не любит откладывать близость с женщиной в долгий ящик. Если мне нравится девушка, я хочу быть с ней.

- А как же любовь?

На эти слова Деван лишь рассмеялся. Он с минуту качал головой и смотрел на меня, как на древнее ископаемое:

- Миранда! – наконец-то выдал. - Ты словно из другого времени. Прости, конечно, но я не верю в любовь. По крайней мере, в ту, о которой пишут и показывают в кино.

- Во что же ты тогда веришь?

- Не знаю. В симпатию. Вот ты мне очень симпатична и я хочу не просто держать тебя за руку. Мне хочется обнимать тебя, целовать и все остальное.

- А что потом?

- К чему эти вопросы? – вдруг улыбка сошла с его лица, а следом он рассердился. – Если ты хочешь, чтобы я сказал, что после секса мы сразу поженимся и обзаведемся детьми, то я такого не скажу. Я не буду обременять себя подобными вещами лет до сорока так точно.

- Деван, я вовсе не хочу того, о чем ты говоришь.

В его глазах появилось смятение, он снова не мог понять меня, тогда сел на соседние качели, развел руки в стороны:

- И чего ты хочешь? Если не привязать к себе парня, то чего?

- Я хочу любить и быть единственной в жизни моего избранника. Понимаешь, мне не хочется брака и семьи, пока. Но без любви я не могу.

- Просто все начинается именно с этого. Сначала появляется привязанность, потом желание съехаться, а затем начинаются разговоры о прекрасных белых голубках и прочей женской белиберде. – Деван поднялся, одернул рубашку и посмотрел на меня прямо как мой отец. – Миранда, я не готов к такому и не могу ждать, пока появится это прелестное чувство, после которого мы сольемся в любовном экстазе.

- Я поняла.

- И что скажешь?

- Знаешь? Давай так. Мы будем просто общаться, проводить вместе время, а ты живи так, как жил раньше.

- Ерунда какая-то. Зачем мне это?

- Поверь, две недели общения - это жалкие мгновения. Если ты чего-то хочешь со мной, то наберешься терпения и подождешь со своей страстью, а уж потом решишь, что я значу для тебя на самом деле.

- Я не верю своим ушам. Ты диктуешь мне правила! А если я откажусь?

- Тогда потеряешь меня, я растаю в морском воздухе, как видение, - расплылась улыбкой. - И в том не будет чьей-то вины, а значит, не будет и обид.

Деван с насупленным видом помолчал какое-то время, после чего резко расхохотался, принялся ерошить себе волосы:

- Да я с ума схожу рядом с тобой! Ни одна другая не говорила мне подобного. Только ты рушишь весь ход моих мыслей. Как я могу отказаться? Конечно, я согласен.

- Отлично! Тогда завтра вечером я приду на причал, и ты покажешь мне то, чего я еще не видела. А сейчас мне пора. 

Когда я уходила, Деван стоял и, молча, смотрел мне вслед. Сегодня я попросила не провожать меня, пусть побудет один, подумает. Он наивно полагал, что со мной будет так же, как и с остальными, но, увы.

Я нуждаюсь в любви, в настоящей, искренней, все берущей и все отдающей. Если уж мерроу любят, то до самой смерти. Видимо по этой причине многие ундины гибли от несчастной любви к людям. Человек не способен чувствовать как мы. Люди весьма переменчивы и непостоянны, поэтому привязываться к ним опасно. Я знала это с детства, более того, познала натуру Девана, но все равно ввязалась в игру под названием «Попробуй заставить мужчину поверить в любовь». Мне очень хотелось испытать подобное чувство, а заодно попробовать изменить его, хоть это и могло обернуться плачевно.

Вернувшись в океан, я поплыла к прибрежным скалам. Надо было побыть наедине с собой, восстановить силы, а где, как не у скал можно напитаться энергией, послушать шепот ветра, полюбоваться волнами, которые, то ласково облизывают гладкий камень, то пытаются разбить его, но в итоге разбиваются сами. Однако по пути меня перехватила Солье, она выскочила, откуда ни возьмись, налетела на меня, отчего мы обе закружились в водяном вихре:

- Мемо? Вот ты где. Как всё прошло?

- Не понимаю, о чем ты, -  зажмурилась от сильного головокружения.

- Не притворяйся. Мы обе знаем, что ты уже вторую неделю плаваешь к нему на свидания. Расскажи мне все, все, все. У вас уже что-то было? Каков он?

- Стоп, стоп, стоп. Не гони как морской конек.

- Я не отстану.

- Это я уже поняла.  И ладно, расскажу тебе, так и быть. Только больше никому, - посмотрела на нее со всей строгостью.

- Мой рот аки раковина моллюска!

- Значит, слушай, - взяла сестру за руку. - У нас ничего не было. Мы просто друзья.

- Что? – захлопала глазами. - Ну вот, как так можно? – после чего ударила хвостом по водорослям, а следом дернула меня за волосы.

- Вот и он о том же… Завтра мы поплывем на его яхте.

- Надеюсь, там вы поймете, что лучше не дружить, а… - и подмигнула, - радоваться прелестям жизни.   

Мы еще долго разговаривали, шутили про людей, а потом поплыли к семье. Я так и не попала к скалам, но вместо этого смогла наконец-то поделиться хоть с кем-то своими переживаниями и надеждами. Солье понимала не всё и со многим не могла согласиться, но зато могла сохранить все в тайне, что для меня сейчас важнее всего. А завтра я снова буду с ним, и буду слушать его, смотреть на него и чувствовать себя немного человеком.

Когда наступило утро, я уже не могла дождаться вечера, так хотелось уплыть от всего, что происходило вокруг к нему. До свадьбы, которая, скорее всего, так и не состоится, оставалось чуть больше месяца, а я стала все меньше и меньше времени проводить около отца, матери и Нилье. Меня полностью поглотили ночные путешествия, от них я чувствовала себя на своем месте. Я попробовала на вкус новую жизнь и больше не хотела от нее отказываться. И в том была огромная заслуга Девана, он рассказывал о своем мире так, что я невольно захотела куда больше, чем просто гулять по суше. А главное, я захотела большего с ним. Что же это? Любовь или просто любопытство мерроу?

К вечеру я прибыла на причал, тогда как Деван к этому времени уже стоял в рубке и колдовал над приборной панелью. Через несколько минут он вышел и пригласил меня на борт.

- Прошу, - подал руку. – Вас ожидает невероятное путешествие в компании бравого капитана.

- Даже спасешь, если понадобится?

- Первым делом! Аки дельфин доставлю тебя на берег на своей спине и даже не запыхаюсь.

- Ловлю на слове, - перебралась к нему.

Скоро судно пришло в движение, оно покачивалась, до ушей доносились легкие удары воды о борта. Я же отправилась на палубу, чтобы встретить первые звезды. Спустя полчаса, когда яхта вышла в открытый океан, Джейк присоединился ко мне. Он встал рядом и просто смотрел вперед, а потом снял с себя кофту и накрыл ею мои плечи.

- Не замерзла? – наконец-то заговорил. – Я могу вынести плед из каюты.

- Нет. Здесь тепло.

- Правда? А я вот уже замерз.

Тогда я вернула ему кофту и легла на палубу.

- Как красиво смотрится луна отсюда и все эти звезды. Такие отчетливые очертания. Завидую я тебе, - закинула ногу на ногу, руки заложила за голову.

- Чему?

- Тому, что ты можешь видеть все это каждый день и не задумываться о том, что время на исходе и надо возвращаться.

- Миранда? Что у тебя за жизнь? Ты как будто света белого не видишь.

- Вижу, - улыбнулась и посмотрела на него, - только иначе. В моей жизни лучи солнца не такие яркие, а свет луны не такой чистый. – Но опомнившись, скорее поднялась и отошла от края палубы, так как волны усилились.

- Ты боишься воды? – Деван поймал меня в кольцо своих рук.

- Нет, просто не хочу промокнуть, а не то буду выглядеть как рыба.

- Ты можешь распустить волосы? Они у тебя такие длинные и мягкие, а когда развеваются на ветру, в общем, завораживают.

Я вытащила иголку, и волосы в тот же миг рассыпались в воздухе, подхваченные ветром. Тогда Деван склонился ко мне:

- Что ты хочешь сделать? – уставилась на него с испугом.

- Поцеловать тебя.

Мы почти поцеловались, как вдруг в глаза ударил яркий свет прожектора. К нам приближалась двупалубная яхта, на ней было много людей, все они размахивали руками. А когда подплыли совсем близко, один из мужчин крикнул:

- Деван, мать твою, Мартинс! Собственной персоной! И не один! – в этот момент парень повернулся к остальным. - Эй, ребята? Смотрите, кого мы поймали в темных водах!

- Кто это? –  инстинктивно прижалась к Девану.

- Мои друзья. Видимо, не у нас одних сегодня романтическое настроение. – Прикрывая глаза рукой, он рассматривал компанию, после чего недовольно прошептал. – Линда тоже здесь. Черт! И что я ей скажу?

- В смысле?

- Как-то надо ей объяснить кто ты и почему мы здесь вдвоем.

Тогда меня словно в кипящее масло бросили, как тех несчастных лобстеров, которых мы ели в одном из Ресторанов. Мне захотелось немедленно покинуть это место, тем более далеко ходить не надо, везде вокруг мой дом. Но те люди начали перебрасывать трап, звать нас к себе. Линда тоже подошла к ограждению и с недовольным выражением лица наблюдала за происходящим. Деван в свою очередь повернулся ко мне и сказал:

- Давай зайдем к ним. Потанцуем, выпьем чего-нибудь, а тебе я принесу сок или подсоленной воды, - он улыбался, но эта улыбка была похожа скорее на насмешку.

- А что ты скажешь своей девушке?

- Ну, не знаю. Что-нибудь придумаю.

- Знаешь, я лучше останусь и подожду тебя здесь, а ты иди к ним.

- Уверена?

- Да, абсолютно.

- И ты не упадешь в воду, не нажмешь какую-нибудь кнопку, отчего тебя унесет в неизвестном направлении?

- Не волнуйся, все будет хорошо. Тем более берег не так уж и далеко, а я хорошо плаваю.

- Опять шутишь? Ну, ладно. Я мигом!

Он бросил якорь, заглушил мотор, после чего перепрыгнул на соседнюю палубу и, поцеловавшись с Линдой, направился куда-то с остальными. А я осталась одна, как тогда, у его дома. Снова эта женщина увела его за собой. Значит, у него все-таки есть привязанность, которую он так боится. Только не ко мне он привязан.

Я чувствовала себя брошенной, и впервые мне от этого было больно. Вдруг пришло осознание, а ведь я не хочу больше его видеть. Ундины особый народ, у нас очень яркие и глубокие чувства, будь то любовь, или обида, или ненависть. Если что-то особенное происходит в нашей жизни, мы очень быстро реагируем и долго переживаем произошедшее.

Мне очень сложно было понять, как он смог забыть обо мне настолько быстро, спустя столько времени общения. Но, увы… Деван Мартинс человек и этим все сказано. Подойдя к краю палубы, я перешагнула через ограждение и нырнула в воду, а поднявшись на поверхность, еще раз посмотрела на них. Деван разгуливал по  палубе с бутылкой в одной руке и  Линдой - в другой. После такого зрелища я ушла под воду и поплыла как можно дальше от этого распутного места. Видимо, Девану милее лесть и похоть. Однажды они поглотят его полностью.

Я же дитя океана, и моя судьба вечно плавать в его просторах, а люди пусть страдают от своих пороков, блуждая по суше.


КОНЕЦ БЕСПЛАТНОГО ФРАГМЕНТА

 

КУПИТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ