Главная| 
Главная | Фрагменты книг | Патологический мерзавец

Патологический мерзавец

НАЗАД В КНИГУ

Глава 1

Где-то в Кольском… а точнее, в доме Назара Кольского

Мужчина лежал в кровати, рядом с ним с телефоном в руках исследовала просторы интернета девушка сомнительной профессии, иногда поглядывая с ухмылкой на перепуганную горничную, что стояла напротив и нервно моргала.

- Уволена, - произнес спокойным уверенным голосом брюнет с глазами цвета полуденного неба

- Но я же ничего…

- Увы, милочка, я могу уволить даже из-за «ничего». Не повезло тебе. Собирай вещи, водитель отвезет тебя на вокзал.

- Назар Андреевич, пожалуйста, у меня…

- Избавь, избавь, - отмахнулся как от назойливой мухи. - Мне ваши дела холопские совершенно неинтересны. Не забудь только расчет получить. Все, свободна.

И горничная, едва не плача, покинула спальню. Бедняжка ничего плохого не сделала, просто не успела, так как приступила к работе всего-то неделю назад.

- И за что ты ее так, дорогой? – подала голос рыжеволосая девица.

- Не твоего ума дело, шлюха, - и поспешил подняться. – Давай, натягивай тряпки и шевели лапками в направлении выхода. Ночь прошла. Кстати, ты была так себе.

На что она поморщилась, но промолчала. Не положено. Да и гонорара лишаться не хотелось, не зря же всю ночь старалась, теперь что ноги, что руки отваливаются, а уж челюсть как ноет.

Через полчаса Назар Кольский спустился на первый этаж, где вдоль просторного холла в ровную шеренгу выстроился личный персонал. Тут были и повара, и горничные, и садовники, и мастера на все руки, само собой, первым в шеренге стоял управляющий Федор.

- Доброе утро, господин! – раздалось хором.

- Доброе, доброе, - прошелся мимо, осмотрел каждого, - ты, - указал на младшего повара, - смени колпак. А ты, - указал на третью горничную, - ты молодец. Не такая жирная сегодня. Итак, - развернулся к ним лицом, руки заложил за спину. – На семь вечера у меня назначена небольшая вечеринка, соберется всяческий столичный сброд, меню стандартное, тусовка разместится на втором патио.

- Все будет в лучшем виде, – подался вперед Федор.

- И да, - перевел взгляд на мужчину, отчего тот застыл точно хамелеон, - найди новую горничную. Пусть будет истинная славянка, от скандинавок проку никакого, суетится много, выхлопа мало.

- Да, господин, - и незаметно выдохнул. Слава богу, что славянку. С той украинской «скандинавкой» пришлось очень попотеть, чтобы нарисовать ей правдоподобную родословную.

- Тогда за дело, челядь, за дело. За простои я не плачу, - и направился к двери, за которой его дожидалась машина.

Назар Андреевич Кольский - мужчина в самом расцвете лет, обладающий незаурядным умом, большим трудолюбием и крайне отвратительным характером отправился на завод «РосКоль», владельцем которого и являлся. Каждый его день начинался с пробуждения в шесть часов утра, получасовой тренировки в собственном спортзале с личным тренером, затем легкого завтрака, состоящего из ломтика нежирной ветчины, гранолы и омлета из пяти перепелиных яиц, все это Назар запивал чашечкой эспрессо, после чего собирался и уже ехал на работу, минуя всю ту красоту, к которой он приложил руку, а главное, кошелек.

Обычно было именно так, но не сегодня. Сегодня пришлось нарушить привычный распорядок и отправиться на завод без тренировки и завтрака. А все потому, что через сорок минут на предприятие должно было поступить новое оборудование. Столь приятное событие Кольский предпочел не пропускать.

Назар ехал по идеально ровной дороге, что начиналась от его дома, тянулась вдоль всего села Кольское и выходила к трассе. Когда-то это было жуткое место с разбитыми дорогами, отсутствующей инфраструктурой, покосившимися частично брошенными домами и доживающими остаток жизни пенсионерами, а название до чего идиотское было – село ПучкИ или ПУчки, бог его знает. Но теперь это село Кольское, теперь это его собственное государство в государстве. А почему? Да потому что все, что здесь есть сегодня – его личная заслуга.

Шесть лет назад Назар выкупил в десяти километрах от села землю, на которой построил один из первых в стране мусороперерабатывающих заводов. И не просто перерабатывающий, а вырабатывающий электроэнергию. Это стало настоящим ноу-хау! Дальше надо было думать, где жить, ибо  свежепостроенное детище требовало постоянного контроля. И Назар обратил внимание на Пучки. Когда нога Кольского ступила на землю села, оно преобразилось. Не сразу, конечно.

Началось преображение с возведения личной резиденции столичного олигарха. Три года люди терпели бесконечные тяжеловозы, которые возили в самую дальнюю часть села стройматериалы, а также с завистью наблюдали, как дворец богача растет, аки на дрожжах. И вырос тот вверх на четыре этажа, а вширь раскинулся на западное и восточное крыло, заняв под собой площадь размером в третью часть Пучков. На этом Назар не остановился, до того ему понравилось менять свою жизнь к лучшему, что изменения эти распространились на всех.

Первым делом Кольский сменил название села, ибо от Пучков его откровенно тошнило. Над новым названием он долго не думал, то лежало на поверхности и обоснования не требовало. Кто тут босс, тот и король. Тем более против высказаться никто не осмелился. Дальше Назар протянул к селу линии электропередач от своего завода, и теперь жители платили за электроэнергию меньше, но напрямую ему. Со временем в Кольском появилось все, что необходимо для нормальной жизни – магазины, школа, детский сад, пункты самовывоза самых крупных интернет-магазинов, почтовое и банковское отделения, не говоря уже о таких серьезных благах, как водоснабжение, канализация и интернет.

Довольно скоро люди начали возвращаться в родное село и, конечно же, многие шли работать на завод олигарха. Прибывали и новые лица, желающие тихой размеренной жизни, что называется поближе к природе. Первое время коренные сельчане принимали новоселов с большой неохотой и недоверием, но скоро смирились.

Однако весь парадокс состоял в том, что люди ненавидели Кольского лютой ненавистью, несмотря на то, что он сделал. Ненавидели и боялись, потому предпочитали с ним лишний раз не пересекаться.

- Назар Андреевич, - подбежал к машине секретарь, когда та остановилась, - доброе утро! Поставщик отзвонился, груз в пути.

- Он должен быть уже на подъезде, а не в пути, - окинул взором свои владения.

Кольский всегда считал себя городским жителем, земля его не влекла, не привлекала, однако после некоторых событий в личной жизни мировоззрение коренным образом изменилось. Великой любовью к загородной жизни он, конечно, не воспылал, но провел анализ, сопоставил факты, и понял, что именно такой вариант для него на данный момент наиболее приемлемый. А уж когда построился и поставил всех местных на счетчик, то и вовсе почувствовал себя как дома. Руководить людьми – это его истинное призвание! Ведь стаду нужен пастух.

- Я сейчас еще раз с ними свяжусь.

- Свяжись и скажи, что если не приедут через десять минут, я оплачу только половину стоимости. Для компашки, которая сидит на коротком поводке у государства и сбывает свое добро по себестоимости, это будет ударом.

Назар поднялся в кабинет, расположившийся в отдельном административном здании, выполненном из синего стекла, прошел к окну и уставился на свое детище. Махина работала сутки напролет без отдыха, словно огромный живой организм, она перерабатывала людское дерьмо, а выдавала ресурс куда более ценный, который в скором времени заменит нефть. Еще несколько таких заводов, хотя бы три, и он станет лидером, его никто не сможет потеснить.

- Вот-вот будут, - вбежал в кабинет взмыленный секретарь. – Они очень извиняются, готовы предоставить вам не три года, а шесть лет бесплатного обслуживания. Лишь бы вы оплатили полную стоимость.

- Ну, где шесть лет, там и последующая замена старого оборудования на новое. Соглашайся.

Главное, чтобы его завод работал как часы, чтобы наращивал мощности. Мусора много, бесконечно много, полигоны переполнены, рытье новых, конечно, дешевле, но уж очень неприлично в нынешнее время, когда каждый недоразвитый подросток орет о погибающей планете.  

Кольский расстегнул пиджак, после чего опустился в кресло. Вечером опять будет толпа жаждущих халявного веселья. Но среди этого беспечного мусора будут и нужные персонажи – журналисты, а пиар дело такое – необходимое.

И снова пожаловал секретарь с улыбкой от уха до уха.

- Приехали! - вытянулся в струнку.

- И что стоишь, глаза вытаращил? Бери завхоза, парней и иди, принимай.

- Слушаюсь!

Глава 2

Тем же днем в одной из московских пятиэтажек…

Вечером…

- Ты где опять шлялась? – мужчина стоял в дверном проеме и смотрел на перепуганную жену, которая даже не знала, что ему ответить, все равно не поверит.

- Дим, я с дошколятами занималась. Я же тебе говорила, у меня два раза в неделю подготовительные, - произнесла как можно спокойнее.

- Нихрена ты мне не говорила, - засунул руки в карманы, набычился, - я вернулся домой и что? Жрать нечего, мои рубашки так и лежат не глаженые.

- Сейчас приготовлю и рубашки поглажу. У меня тоже работа, вообще-то, - и тотчас прикусила язык, осознав, что ляпнула лишнего.

- Ах, у тебя работа. Вот как, значит. Ты у нас такая охрененно важная, занятая. Только где же тогда бабки за эту работу? Кто за хату платит? Кто еду покупает? Кто тебе дает на тряпки и салоны красоты? Я батрачу с утра до вечера. И всего-то хочу прийти домой и увидеть к себе – начал бить себя в грудь, - заслуженного уважения. Но что я вижу? Моя жена является домой позже меня и вместо того, чтобы сказать: «Извини, Дима, я больше никогда так не буду делать, потому что люблю тебя», заявляет, что, твою мать, она тоже работает!

- Извини меня, - опустила взгляд, - я буду стараться приходить домой вовремя.

- Ты еще как будешь приходить вовремя, иначе, - в тот же миг со всей силы ударил кулаком по двери, отчего в полотне появилась вмятина, - и я не шучу, Саша.

Девушка вздрогнула, зажмурилась.

- То-то же… - и ушел в ванную.

А Саша сорвалась с места, заметалась было по комнате, не понимая, за что хвататься в первую очередь, но потом кое-как взяла себя в руки и направилась в кухню. Сначала ужин! Он когда голодный, особенно злой. Да и приготовила бы она, если бы не задержалась. Увы, так получилось. Новый учебный год не за горами, плюс возросшая нагрузка на учителей, и рада бы она приходить домой вовремя, но раз на раз не приходится. Правда, мужу об этом говорить бесполезно. У него сразу одно на уме – она где-то с кем-то изменяет.

Они поженились всего полгода назад, до этого встречались год. Дима до свадьбы был милым, заботливым, да, проскальзывали нотки ревности, однако в целом все было без перегибов. А как только расписались, пошли странности. Его будто подменили. Но ведь так не бывает! Чтобы человек изменился буквально в одночасье. Или бывает?

У плиты простояла до самой ночи, постаралась приготовить побольше. И пока муж ужинал, побежала гладить рубашки. Вдруг телефон пиликнул сообщением. Не прошло и минуты, как Дима оказался у Саши за спиной:

- Это кто? – обдал затылок горячим дыханием. 

- Не знаю, - покосилась на экран телефона, увы, тот уже погас.

На что он взял телефон и зачитал:

- Завтра в то же время или можно пораньше? Васильев П. Как объяснишь? – резким движением развернул к себе жену. – М-м? В двенадцать ночи. Васильев П. Отвечай! – заорал так, что у нее уши заложило.

- Наверно отец одного из детей, - пробормотала трясущимися губами.

- Правда? В полночь пишет училке? Спрашивает, можно ли повторить, но пораньше? Ты меня за дурака держишь?! – схватил ее за горло.

- Дима, я правду говорю. Клянусь, мне скрывать нечего, - ощутила спиной жар от утюга, а муж все напирал и напирал. – Пожалуйста, перестань. Давай спокойно поговорим.

- О чем говорить, а? О чем, когда моя жена раздвигает ноги перед всеми подряд? – и толкнул.

Сейчас же Саша взвизгнула, прижавшись спиной к раскаленной поверхности утюга.

- Пусти! Мне больно!

- А мне не больно, дрянь?! Мне не больно?! – и швырнул ее на пол, следом полетела и гладильная доска. – Я с тобой еще разберусь! И с хахалем твоим!

Спустя пару минут входная дверь за ним захлопнулась, а Саша скорее подняла утюг, вытащила вилку из розетки. Такого еще не было! Да, Дима ругался, даже угрозами сыпал, но чтобы так! И тотчас застонала от боли, кожу немыслимо жгло, будто кусок живьем содрали.

Девушка поднялась и застыла в растерянности. Что делать? Сейчас он за горло схватил, из-за чего она обожглась, а дальше? Задушит в порыве гнева? Или забьет до смерти? Ведь даже разобраться не попытался. Только вот сидеть и ждать, что будет дальше, не хотелось совершенно. И становится жертвой домашнего насилия тоже. Да и остались ли чувства к этому человеку? Все шесть месяцев она живет словно на вулкане, того и гляди рванет. Домой идет, боится, в квартиру заходит, начинает откровенно трястись. И лишь одно крутится в голове – как бы не ошибиться, не разозлить. Ну и в постели… в постели то же самое, лишь бы не показаться недовольной. Если муж заметит хоть что-то, он не подумает на себя, он тут же обвинит ее, мол, где-то с кем-то ей наверняка лучше. Нет, это не та жизнь, о которой она мечтала. А сегодняшний случай говорит об одном – пора бежать.

А когда бежать? Прямо сейчас? Саша принялась искать глазами свой джинсовый рюкзачок, с которым не расстается вот уже лет десять. Там у нее все самое важное – паспорт, зарплатная карта, кое-какая наличность и главное, документы с ключами от дома тети, которые хранятся в потайном отсеке на всякий случай. Домик в селе Пучки перешел к ней по наследству всего-то три месяца назад, она и не была там еще ни разу с момента окончания школы. Тетя последние несколько лет жила в городе к врачам поближе, а дом вроде собиралась одно время продать, но так и не продала - оставила племяннице. Саша решила сохранить наследство в секрете, поскольку поведение мужа давно наводило на неутешительные мысли. И, кажется, настало время посетить Пучки… Когда-то в далеком детстве она ездила к тете в село на каникулы и ей там нравилось, тогда как мама всегда кривилась и называла Пучки грязной дырой.

Девушка следом за рюкзаком, куда добросала остальные документы, взялась за сумку. Вещи собрала быстро, ибо не выбирала, что брать – засовывала все подряд. Но если Дима вернется сейчас, ей конец. К счастью, квартиру удалось покинуть до возвращения мужа, он, скорее всего, отправился к матери, которая жила в соседнем доме. Увы, это даже хуже, чем, если бы он просто напился. После каждого похода к свекрови, Дима приходил домой еще более злым. Карина Ивановна недолюбливала невестку, все-то ей казалось, что сын совершил ошибку, тогда как жениться надо было на другой девочке, на какой именно никогда ею не уточнялось.

Выбежав из дома, Саша отправилась пешком к метро. Благо, то располагалось в пяти минутах ходьбы. А уже там вызвала такси. Однако, посмотрев по карте расстояние от Москвы до Пучков, ужаснулась. Во-первых, не нашла этих самых Пучков, лишь спустя несколько минут изучения интернета, узнала, что у села сменилось название на Кольское. Во-вторых, посмотрела на цифры - двести тридцать километров! Она и забыть успела, что село так далеко. Но какая уже разница. Деваться ей все равно некуда. Мама с отчимом продали все и перебрались жить в Болгарию, где начали свой бизнес и сейчас у них хлопот полон рот, родной отец уехал на историческую родину в Беларусь три года назад, с того момента от него никаких новостей.

- Отвезите в Кольское, пожалуйста, - запихнула сумку в салон, затем села сама.

- Это вам в копеечку влетит, - водитель явно не хотел пилить в такую даль, - может, вам на электричке лучше? А главное, дешевле. Я-то отвезу, но стоить будет десятку как минимум. Оно вам надо? А так доброшу до вокзала за шестьсот рублей.

- Ничего себе. Ладно, давайте на вокзал.

Такую сумму тратить на дорогу было бы глупо. Не в ее положении сейчас разбрасываться деньгами. Доберется и на электричке. Эх, еще ведь с работой что-то надо решать. Но ничего, решит. Работа, городская жизнь, брошенные вещи, все это не стоит переломанных костей и ожогов. А спину продолжало драть, она и не посмотрела даже, что у нее там. Вроде в Пучках, то есть, в Кольском был фельдшерский пункт.

Глава 3

В Кольском…

На следующий день

 

Назар кое-как открыл глаза. На часах было пять тридцать. И глянув влево, обнаружил очередную девушку. Вроде проституток не заказывал. Тогда кто это?

- Эй, - пихнул ее в бок, - ты кто?

В ответ услышал что-то нечленораздельное. Тогда поднялся и отправился в душ.

Вчерашний день удался, народ получил свою порцию халявы, папарацци получили свежий корм, а его завод получил новое оборудование. Все по плану. Теперь бы выпить таблетку от похмелья, как-то он на радостях перебрал. Даже вон, лег с каким-то недоразумением. Хотя… глянул на оттопыренный голый зад девицы, на котором виднелись следы от шлепков, и кажется, засосов. Может, не все так плохо? Да нет, плохо. Очень плохо! Кольский с особым вниманием относился к своему здоровью, а тут, по сути, случайный секс и велика вероятность, что незащищенный. Это просто верх неосмотрительности. Потому он и спит исключительно с девицами из агентств, где за своими «работницами» следят, как следует.

- Идиот, - произнес себе под нос и зашел в душевую кабину, размером с половину ванной комнаты. Назар любил поразвлечься, для того предусмотрел удобства везде, где это действо порнографического характера могло бы произойти. Просторная душевая кабина с широкой лавкой, мягким полом и множеством форсунок для неожиданного массажа в самых неожиданных местах то, что надо.

Но не прошло и пяти минут, как Кольский вызвал управляющего. Тот явился незамедлительно, и, прокравшись мимо спящей незнакомки, зашел в хозяйскую ванную.

- Да, господин, - встал напротив душевой кабины. – Чем могу помочь?

- Ты знаешь, что за кукла храпит в моей постели? – продолжал активно намыливаться.

- Журналистка.

- Из какого издания?

- Столичный прайд. Зосимова Варвара…

- Уже плевать. Чтобы через минуту ее не было. И позаботься, чтобы неприятной статьи или видеоматериала тоже не было.

- Будет сделано.

Спустя двадцать минут Назар вернулся в комнату. Постельное белье было заменено, кровать заправлена, шторы раздвинуты, в помещении проветрено и главное, никаких журналисток не наблюдалось. Очень хорошо… Однако скоро стало хуже – голова у Кольского так разболелась, что потребовалось обезболивающее. Даже работу пришлось отменить, ибо с таким перезвоном в ушах лучше скоротать время в руках опытного массажиста. Где-то помнут, куда-то иголок воткнут и будет как новенький.

И только Назар разлегся на массажном столе, только приготовился к приятным процедурам, как в массажную пожаловал Федор. Вид у него был крайне нестабильный, а значило это одно, что-то в государстве произошло против царской воли.

- Ну и? – глянул на управляющего.

- Назар Андреевич, тут такое дело. Хозяин магазина принял на реализацию мясо из соседней деревни. Возможно, владелец не в курсе заведенных правил, так как бывший владелец скончался, а это его сын.

- И что? Батя помер и не успел предупредить сына, как нельзя делать?

- Скорее всего. Как поступить?

- Отправь к нему Логинова, дай ему в помощь парочку страшных ребят, чтобы новоявленный торгаш все сразу понял и не задавал лишних вопросов.

Все, что есть в Кольском, все заочно принадлежит Назару. Даже желудки сельчан! Это главное нерушимое правило. Негласный закон! И никто не имеет права торговать на его территории продукцией конкурентов. Не только Кольский облагородил село, не только обеспечил электроэнергией и водой из артезианской скважины местных аборигенов, он еще и продуктами их обеспечил. Так, например, с его личных ферм на прилавки продуктовых магазинов поступает мясо, молоко, яйца и прочие полуфабрикаты под маркой «Кольская долина». Правда, это касается именно фермерской продукции, которой Назар очень гордится, остальной низкосортный корм поступает в магазины как обычно. Все-таки не каждый житель может себе позволить питаться правильно, полезно и, как результат, дорого. Возможно, еще и поэтому сельчане его ненавидят, ведь им приходится провозить, считай, контрабанду, если они покупают мясо или молоко на стороне.

Тем временем в одной из электричек ехала Саша в направлении своего нового дома или, вернее сказать, места укрытия. Когда таксист привез ее на вокзал, телефон буквально взорвался звонками и сообщениями от разъяренного мужа. Он чего только не обещал сделать с ней. Последним обещанием было разорвать несчастную на мелкие куски и разбросать по всем мусоркам района. В итоге перед посадкой Саша выбросила сим-карту, а то заканчивать свою историю в мусорных баках не было ни малейшего желания.

Бедняжке хотелось спать, глаза буквально слипались, еще состав издевательски постукивал колесами по рельсам, отчего Саша то и дело проваливалась в сон, но тут же просыпалась, все-таки расслабляться нельзя, стоит утратить бдительность и с вещами можно будет попрощаться.

По жизни она была оптимистом, любые невзгоды старалась воспринимать как необходимые испытания, опыт. Может, поэтому многие из коллег и просто знакомых воспринимали ее как девушку легкомысленную и инфантильную, которая вместо того, чтобы плакать, смеется, вместо того, чтобы жаловаться, говорит, что все отлично. Но полгода с Дмитрием надломили ее, он основательно пошатнул, казалось бы, мощный фундамент ее веры в лучшее. Она стала часто плакать, на работе улыбалась разве что детям, посиделок с коллегами старалась вообще избегать, лишь бы не нарваться на неудобные вопросы. Шесть месяцев с некогда любимым мужчиной превратили ее в угрюмое существо, живущее сегодняшним днем. Жива, здорова, ну и ладно. Хотя до свадьбы она не переставала мечтать, строить планы на будущее.

Поезд подошел к нужной станции в шестом часу утра.

- Девушка? – кто-то потрепал за плечо, заставив Сашу вздрогнуть. Надо же, она таки уснула и где? У самого выхода! Стоя!

- Ой, спасибо, - улыбнулась и поторопилась сойти с поезда.

На улице было зябко, пахло так необычно, как в детстве, когда она ездила к тете. На станции мало, что изменилось, но однозначно стало чище. И Саша направилась в сторону парковки, где стояла одна единственная машина со спящим внутри водителем.

- Простите? – постучала в стекло.

- Твою ж! – подскочил на месте тучный мужчина, после чего опустил стекло, и с недоверием уставился на виновницу внезапного пробуждения.  

- Вы меня до Пучков не добросите?

- До чего? – еще сильнее прищурился.

- До Кольского, то есть.

- Сколько?

- Триста?

- Пятьсот!

- Триста пятьдесят, - тут же скривилась.

- Четыреста и деньги вперед!

- Ладно, хорошо, - полезла в рюкзак, достала из кармашка деньги, - но сначала я сяду, - придержала купюры.

- Валяй, - разблокировал двери.

Саша забралась в салон, затем отдала оговоренную сумму мужчине, тот мигом убрал деньги под старенькую потертую бейсболку, после воровато огляделся. Давно он тут халтурит, но нынче это делать все опаснее – местные полицаи открыли охоту на таких вот бомбил, отлавливают, штрафуют на всю выручку, но прав не лишают, все ж выручку себе в карман складывают и так до следующего раза.

- И что же ты забыла в Кольском? – подал голос спустя минут десять.

- Дом у меня там.

- Дом? – искренне удивился. – Эво как… хорошо живешь.

- Почему же? – в свою очередь искренне не поняла, с чего такой вывод.

- Ты в селе-то давно была?

- Лет десять назад.

- У-у-у-у, - закатил глаза под лоб, - ну, тогда ждет тебя большое удивление.

- А вы там часто бываете?

- А то! Каждый день почти! Это ж теперь местное Эльдорадо. Но знай, пересечешь границу, будь готова к чему угодно.

- Ну, нагнали страху, - усмехнулась. – Что же там такого сверхъестественного?

- Вот приедешь и узнаешь, - решил в подробности не вдаваться, вдруг какой засланный казачок, потом доложится барину, тот и вызовет на ковер. Он хоть и не живет в Кольском, но знает, какие длинные руки у столичного олигарха.

До села добрались за полчаса. И съехав с трассы на дорогу, что вела в Кольское, Саша едва не ахнула, ибо машину остановила охрана.

- Доброго утра, - подошел бравый молодец в черной униформе, - с какой целью приехали?

- Жить, - обалдела от такого вопроса.

- На каком основании собираетесь здесь жить? – продолжил тот с серьезным выражением лица.

- А в чем, собственно, дело? С какой стати я должна перед вами отчитываться? Это что? Военная база? Или секретный объект?

- Это село Кольское, гражданка. И у вас должны быть на руках документы, подтверждающие ваше право находиться на его территории. Есть документы? – посмотрел уже строже.

- Ну, есть.

- Предъявите.

Спорить ни с кем не хотелось, сил на это попросту не было, так что, не стала упираться и достала паспорт, свидетельство о собственности на дом с участком. Охранник все внимательно  просмотрел, даже сфотографировал.

- А это к чему?

- На будущее. Здесь пропускной режим. Хорошего дня, - и вернул документы.

И машина тронулась.

- Говорю же, многое тут поменялось, - произнес водитель.

- Но у вас-то они не спросили пропуск.

- А моя машина давно в их базе.

Миновав три километра по дороге, какая даже столичному мэру не снилась, авто въехало на территорию, куда их пропустил второй по счету шлагбаум. И Саша окончательно потерялась. То ли это вообще село? Может, она ошиблась? Или карта ошиблась? Чистота, порядок, ухоженные газоны с клумбами, каждое деревце пострижено. Вдоль дороги фонарные столбы причудливой формы. А магазинов сколько! Раньше на главной улице одна единственная булочная стояла да вечно заколоченный киоск рядом с надписью «Разливное пиво».

Водитель тем временем пару раз свернул и остановился у нужного дома.

- Приехали, - кивнул на старый, заросший березняком домишко. – Вот это сарай, - присвистнул, - не думал, что здесь такие сохранились.

- Просто тут давно никто не живет, - а на душе вдруг потеплело, вспомнились детские годы. Ей было все равно на бедность, на отсутствие удобств, главное, тут была свобода, о которой она и мечтать не могла в городе.

- Тогда с новосельем и всего хорошего.

- Как вас зовут?

- Олег Олегович я, - снова прищурился. – А тебе зачем?

- До свидания, Олег Олегович. Спасибо, что довезли.

- Давай-давай. Ишь, все-то всем доложи, расскажи.

Когда машина скрылась из виду, Саша подошла к калитке. Пожалуй, только этот дом и напоминал о некогда Пучках. В остальном село не узнать. Но главное, у нее есть крыша над головой, а муж не знает, где ее искать. Да и с такой пропускной системой сюда абы кто не попадет, что тоже большой плюс. Денег на первое время пусть немного, но есть.

- Ну-с, - потянула на себя калитку, отчего та протяжно заскрипела, - вперед в новую жизнь, Горцева.

Дверь дома открываться никак не хотела, лишь с третьей попытки замок поддался, да и просело полотно конкретно, из-за чего не получилось открыть дверь полностью, лишь наполовину. И внутри было все так, как обычно в фильмах ужасов. Давно заброшенный дом выглядел мрачно, на полу валялся мусор, причем сторонний, видимо кто-то когда-то тут ночевал или вообще жил. Из мебели только стол, кровать, причем железная и сервант.

Но оптимизм Саши наконец-то проснулся от долгой спячки. Она справится! Обязательно справится.

В этот момент раздались звуки шагов.

Глава 4

Саша резко развернулась, приготовившись закричать, но вместо этого громко выдохнула набранный воздух. На пороге стояла дама в цветастом сарафане неопределенного возраста, в лице которой она узнала соседку покойной тети - Светлану Макаровну, даже фамилию вспомнила,  Жучкина. 

- Немедленно покиньте помещение! – заявила дама, прижав к груди веер. – Или сейчас вызову дружинников! На счет три! Три, два… - начала обратный отсчет.

- Стойте, стойте, Светлана Макаровна. Это я!

- Кто я? – всмотрелась в девушку сквозь узкие очки.

- Племянница Людмилы Павловны.

- Ох, - округлила глаза, - Саша? Ты ли это?

- Я.

- Ну, ничего себе. Какая большая стала.

- Так, двадцать пять недавно стукнуло.

- И что же ты сюда насовсем, да?

- Не знаю, насовсем ли, временно ли, но вот я здесь. И теперь даже не знаю, как все это привести в надлежащий вид, - обвела взглядом жуткий беспорядок.

- Да-а-а, - покачала головой, - кого тут только не было. И алкашня местная собиралась, и наркоманы, было дело, цыгане на дом заглядывались. Сколько уж погоняла их всех.

- Что сказать,  этот дом на фоне остальных выглядит прямо-таки ужасно.

- Многое у нас здесь изменилось, - прошла внутрь, - да что там, изменилось абсолютно все. Ой, а давай ко мне, а? Кофейку выпьем с капелькой чего-нибудь бодрящего, поговорим. Я столько всего расскажу. У нас ведь тут как в сказке всё.

- Настолько хорошо? – усмехнулась.

- Да если бы. Живем как в Тридевятом царстве с царем самодуром.  

- Спасибо, Светлана Макаровна, за приглашение, но я дико устала, всю ночь тряслась в электричке. Я лучше кое-какой порядок наведу и лягу спать. А потом обязательно загляну.

- Ну, как хочешь, - кажется, слегка оскорбилась отказом, - если что, я тут… за забором. И, - собралась обратно, - с приездом, Сашенька. Правильно, что вернулась. Сколько лет с тяжестью на сердце я смотрела на дом Люды. Только ты, прежде чем ложиться спать, проверь матрас на наличие живности.

И женщина ушла, а Саша не рискнула ложиться на матрас, вместо этого бросила сумку на стол, сама на него забралась и, прикрывшись джинсовой курткой, закрыла глаза, лишь бы не смотреть на беспорядок. Сон завладел сознанием за считанные секунды. Снился ей муж, как он гонится за ней с топором, а следом бежит свекровь с ножом. Проснулась внезапно, когда топор таки угодил ей между лопаток. Сердце готово было выскочить, спросонья Саша не сразу сообразила, где находится. Несчастной показалось, что она в какой-то пыточной, куда с минуты на минуту пожалует разъяренный супруг и доведет дело до конца.

- Господи, - поднялась, почесала спину в том месте, куда топор угодил, - приснится же такое.

За окном тем временем уже стемнело, отчего стало еще страшнее, ибо электричества в доме не имелось по причине неоплаты. Саша включила фонарик на телефоне, повела им по стенам. Как в какой-то игре-ужастике, того и гляди из мрака на нее бросится монстр. Когда-то здесь было лучше всего на свете. Проведенные каникулы у тети до сих пор вспоминаются с такой ностальгией, что плакать хочется. Но именно сейчас хочется другого - сбежать отсюда как можно скорее. И Саша поспешила к соседке в надежде, что та не слишком обиделась и впустит ее хотя бы на одну ночь.

К счастью, добрая женщина не отказала в ночлеге и пока Саша готовилась к вечернему чаю, поскольку для кофе было уже поздновато, в доме олигарха Кольского все готовились к соревнованиям по мытью окон на скорость. И неважно, что уже темно, главное, хозяин пожелал развлечений.

- Что-то со мной происходит странное, - в то время как персонал конкурировал между собой, перескакивая со стремянки на стремянку, Назар закрылся у себя в кабинете и связался с личным психотерапевтом по интернету.

- Что именно? – тот уже собирался поужинать с семьей, как раздался звонок. Отказывать Кольскому в аудиенции не решился, во-первых, это деньги, во-вторых, элементарный страх разозлить человека, состояние которого исчисляется миллионами долларов, а когда у человека есть миллионы долларов и полностью отсутствует совесть, это становится большой проблемой для окружающих.

- Словно не хватает чего-то. Какая-то пустота в душе. Вот чего мне не хватает?

- Возможно, вам необходимо сменить обстановку.

- Какая еще к черту обстановка? Я что? Зря столько сил и бабок ввалил в это село Кукуево? Здесь моя земля обетованная теперь, мой собственный рай, а я в нем и Бог, и привратник. Кого хочу, пускаю, кого не хочу, не пускаю. Нет, нет, пустота из-за чего-то другого.

- Возможно, вас одолела скука?

-Вот! – подался ближе к экрану монитора. – Скука! В правильном направлении двигаешься, Валя. Давай, давай, развивай мысль. Я сегодня должен понять, чего мне не хватает.

- Женщины?

- Пф-ф, - скривился, - этого добра достаточно.

- Так, может, ваша душа просит одну единственную?

- Моя душа просит умиротворения, Валентин, желает наполниться космическим эфиром, а вот баб если у меня кто и просит, то только не душа. Повторяю, это не та проблема.

- В таком случае совершите что-нибудь необдуманное, - принюхался к аромату, доносящемуся из кухни, сегодня жена приготовила форель. И теперь эта славная рыба, отдавшая свою жизнь во благо его живота, остывает на блюде, тогда как ему приходится выслушивать бредни обуревшего от вседозволенности богача, который таких форелек может жрать хоть сутками, а не два раза в месяц.

- А мне нравится. Но что? Я много чего уже сделал.

- Поверьте, немного. Главное, все должно быть спонтанно, без предварительного плана, - заметив, как тот внимательно слушает, решил не упускать возможности, - какой-то эмоциональный взрыв. Когда завтра поедете на работу или отправитесь на прогулку, понаблюдайте за жизнью вокруг и если ваш взгляд за что-то зацепится, знайте, вот оно, вот она ваша феерия, ваш космический эфир. И дальше просто додумайте, чего бы вы хотели сделать.

- Я, конечно, нихрена не понял, но мысль о спонтанности мне импонирует. Ладно. Завтра понаблюдаю за эфирами, если что, в то же время, - и в ту же завершил онлайн-конференцию.

А Валентин с невероятным облегчением отправился ужинать. Он уже не знал, что и советовать этому человеку. Одно время Кольскому действительному требовалась помощь, но потом, потом он просто охренел, если не сказать хуже. Деньги портят людей, что есть, то есть.

- Назар Андреевич? – меж тем в кабинет Кольского пожаловал Федор.

- Ну? – поднял на него тяжелый взгляд.

- Горничные вымыли все окна, как вы и хотели.

- Кто победил?

- Команда в черных фартуках.

- Отлично, отпиши им пять бутылок вина из погреба. Но если завтра замечу хоть у одной признаки похмелья, уволю.

 - Возможно, тогда лучше презентовать что-то другое?

- Можешь презентовать им себя, я не возражаю. И прошу тебя, скройся с глаз.  

Завтра у него как раз день общения с крестьянами. Пройдется по магазинам, посмотрит, чем муравейник живет. Вдруг и правда случится нечто спонтанное.

Глава 5

Следующим днём…

- Я в магазин, - Саша уже стояла на пороге, - вам что-нибудь купить, Светлана Макаровна?

- Молока, если не затруднит. Только бери обычное, пакетированное.

- Говорят, здесь фермерские продукты есть.

- Есть, - вышла из ванной, - но брать не советую. Покупать эту продукции, все равно, что террористов поддерживать.

- Почему?

- Это я тебе расскажу, когда вернешься.

Девушка вышла во двор, осмотрелась, затем глянула на свой дом. Как небо и земля. Но ничего, у нее тоже скоро будет красиво и ухожено. Вот сейчас как раз накупит побольше моющих средств, перчаток и приступит. В конце концов, она начинает жизнь с чистого листа. И тут же поежилась от боли, в аптеку тоже надо бы заглянуть, купить какую-нибудь мазь от ожогов.

- Ой, Саша? – выскочила на крыльцо Светлана. – Ты мой велосипед возьми, он с корзиной, все же не в руках тяжести тащить. – В сарае он.

- Хорошо, спасибо большое.

И правда, на велосипеде куда быстрее и удобнее будет. Только вот последний раз она на нем каталась лет эдак десять назад. Что ж, придется вспоминать.

Попытки с третьей таки поехала, хоть и криво, и нога что-то постоянно слетала с педали, но к концу пути приспособилась. До супермаркета оставался всего один пешеходный переход. Саша остановилась в ожидании зеленого сигнала светофора. Здесь на самом деле сказка. Какая чистота, с ума сойти, ни фантика на газонах, ни бычка. Вон и дама стоит около своего питомца с пакетиком, да где такое видано, чтобы люди убирали за своими животными? Окинув взором окружающие красоты, зацепилась взглядом за мужчину, что стоял на противоположной стороне. И надо бы прекращать глазеть, все ж неприлично рассматривать людей, но не выходило. Красавец в белой футболке, сквозь которую проступал крепкий рельеф спортивного тела, в голубых рваных джинсах, слегка подвернутых внизу и сланцах, слава богу, на босу ногу, прямо скажем, заворожил. Здесь видимо не только дома и дороги в порядок привели, но и красивых людей завезли.

Скоро около мужчины как грибы выросли два здоровяка в черных футболках, черных штанах, с  идеально бритыми головами, которые аж сверкали под лучами утреннего солнца. 

Саша лишь посетовала про себя, что очень, очень ошиблась в выборе мужчины, полюбив психа, который долгое время умело скрывал свою истинную натуру. А мужчина вроде того, что стоял напротив, это ее недостижимая мечта. Подобные ему не обращают внимания на серых мышей, с ними рядом, как правило, ходит Мисс Вселенная, на крайний случай Мисс Москва и главное, чтобы помоложе, посвежее. А её удел… ну, на ближайшие пару лет однозначно одиночество. Нажилась в браке, наелась…

Увы, с мужчинами ей не везет. До Димы был один ухажер – сокурсник, так он оказался жутким бабником, оказывается, переспал со всей общагой. Но Саша верила, где-то точно ходит ее половинка и однажды они встретятся, лишь бы пораньше, а то не очень-то хочется пылать любовью лет эдак в шестьдесят, когда записываешь позы из Камасутры в книжечку рядом с рецептами, и потом благополучно забываешь про эту книжечку.

Вот и светофор замигал жёлтым…

Вдруг мужчина-мечта шагнул на проезжую часть, в ту же секунду раздался визг покрышек, а еще спустя мгновение красавец уже скатывался с капота автомобиля. Все произошло настолько неожиданно, что Саша даже понять ничего не успела. Понимание пришло, когда бедолагу окружили бугаи вместе с водителем. Почему-то вид владельца авто перепугал Сашу сильнее, чем лежащий на переходе пострадавший.  Девушка скорее подошла к ним, посмотрела сначала на вполне себе живого и на первый взгляд целого мужчину, после чего на водителя, вот у него того и гляди мог случиться инфаркт.

- С вами все хорошо? – обратилась к виновнику.

- А? – перевел на нее расконцентрированный взгляд.

- Вам плохо? – боже, да он сейчас напоминал зомби, которого против воли вытащили из уютной могилы.

- Кому сейчас плохо, - раздался голос снизу, - так это мне! Безмозглая курица! Ну, вы посмотрите на нее? – прогремел сбитый. – Человека сбили, а она о преступнике беспокоится? Кто она вообще тут такая? Я не давал разрешения на разведение тупоголовых кур!

- Что, простите? – уставилась на него. – Вы меня сейчас обозвали тупоголовой курицей?

- А кого?! – рявкнул.

- Наз… Наз… - забормотал невнятно водитель, - Наз…ар евич… простите христа ради… я-я-я, я не успел…

Назар в свою очередь посмотрел на виновника таким взглядом, что у того опять пропал дар речи.

- Вы редкостное хамло, уважаемый, - выпрямилась Саша.

- Она меня оскорбила сейчас? – обратился к охране, на что те хором кивнули.

А водитель уже еле дышал и мысленно прощался с женой и детьми. Он сбил самого Кольского! Это конец! И завещание не успел написать, вот ведь…

- Вы первый меня оскорбили, - настаивала на своем Саша, не ведая, что творит. – Мужчина, - снова посмотрела на водителя. – Давайте я вам скорую вызову.

Назар, глядя на происходящее, аж дернулся. Вот оно! Именно об этом говорил мозгоправ! Внезапность, спонтанность, накал эмоций! То, что нужно.

- Теперь мне всё ясно, - схватился за руку охранника и поднялся на ноги, - так, это ты во всем виновата, - кивнул на Сашу.

- В чем это, простите? – захлопала глазами.

- Это ты меня сбила. Вон, - указал на велосипед, - на нём.

- Вы в своем уме? – прижала к себе двухколесный транспорт.

В этот самый момент из супермаркета вышел полноватый мужчина в форме инспектора дорожного движения. Он преспокойно ел мороженое и одновременно беседовал по телефону.

- О! – вскрикнул Кольский. – Ты! – поманил к себе представителя закона. – Иди сюда, разреши наш спор.

Как же инспектору не хотелось вмешиваться, но работа есть работа. Мужчина убрал телефон в карман и направился к толпе, а вокруг уже народу собралось прилично, все хотели знать, чем закончится эта ужасная авария. Не каждый день сбивают Кольского на пустой дороге.

- Доброго дня, - отдал честь, - что у вас тут произошло, - перевел ленивый взгляд на пострадавшего, а осознав, кто перед ним, вмиг подобрался, мороженое лукнул в урну. – Слушаю внимательно.

- Ты тут дорожная власть, - усмехнулся Назар, - вот и рассуди, кто виновник ДТП. Я пошел на зеленый, в это время мне навстречу начала движение эта самка барана, в итоге она совершила наезд на меня.

- Это ложь! – взвизгнула разгневанная происходящим абсурдом Саша. – Я вообще случайный прохожий!

- Транспорт ваш? – инспектор показал на велосипед.

- Ну, мой. Вернее, соседка дала на время.

- Вот, - начал что-то записывать в книжечку, - еще и не ваш.

- Это велосипед! Вы что?

- А двигались вы по выделенной линии для велосипедистов?

- Здесь нет такой линии, - закрутила головой в поисках дорожки.

- Ага, не соблюдали ПДД, в результате чего совершили наезд на пешехода и …

- Стоп! – вытаращилась на инспектора. – Вы что творите? Вокруг нас столько свидетелей. И настоящий виновник вот он, - указала на водителя. – Спросите любого, я тут ни при чем.

- Понятые?! – окинул взором толпу инспектор, отчего все понятые как-то внезапно растворились, а водитель так и стоял в состоянии полнейшего остолбенения. – Никого, как видите. А вы? – обратился к настоящему виновнику. – Чего молчите? Вы совершили наезд или она?

- Он-н-на, - промямлил с трудом.

- Что?! Вы чего несете?! – вскипела от такой несправедливости.

- Итак, составляем протокол. А вам, - улыбнулся Кольскому, - необходимо посетить медпункт и зафиксировать травмы.

- Всё, я не намерена больше участвовать в этой клоунаде, - злобно посмотрела на мерзавца, который оказался очередным моральным уродом.

- До встречи, курица.

- Да пошел ты, петух в рваных джинсах, - прошипела, проходя мимо, чем вызвала очередную волну гнева Кольского, но уже не стала останавливаться. Пусть сами разбираются. Может, вообще съемка скрытой камерой? Сейчас очень популярны разного рода пранки. Как же все-таки обманчива красота, особенно мужская.

Когда зашла в супермаркет, заметила, что все от охранника до кассиров c покупателями смотрят только на нее. Некоторые прямо-таки сочувствующе, другие с усмешкой, в зависимости от характера.

- Что-то хотите мне сказать? – поинтересовалась, ибо робостью не отличалась, да и профессия требовала общительности и открытости.

Никто ничего не ответил, но вызывающе пялиться перестали, зато начали обсуждать между собой, правда, шепотом, а Саша, укоризненно покачав головой, все-таки учитель в ней был крайне возмущен, взяла тележку и отправилась за покупками. Странно день начался. Очень странно… надо будет рассказать Светлане Макаровне, может, она прояснит всю суть случившегося безумия.

Набрала Саша столько всего, что, покинув магазин, аж растерялась. И как все это тащить домой? В корзинку велосипеда вряд ли поместится. В итоге что-то убрала в корзину, другие пакеты повестила на руль по одному с каждой стороны и покатила велосипед, ибо ехать с таким перевесом при всем желании не смогла бы. К счастью, на пешеходном переходе уже никого не было. Остается только посочувствовать водителю авто, этот зарвавшийся мажор теперь из него все до копейки вытрясет. И ведь не пострадал, вон, как резво вскочил, ни ссадинки, ни царапинки, но визгу, будто его танком переехало. До чего же мелочные пошли люди, скандальные, а уж если деньги есть, ну все, туши свет, мнят себя царями и богами.   

Когда добрела до своего дома, посмотрела на него уже без вчерашнего восторга. Одним словом, худое гнездо. Помнится, тетя всегда сетовала на то, как ее строители обманули, фундамент заложили неправильно, из-за чего потом дерево повело, еще и стены плохо проконопатили. А уж спустя столько лет… но жить Саше все равно больше негде. Слава богу, хоть какая-то крыша над головой есть.

- Ну, и накупила, - показалась из-за куста дикой розы Светлана Макаровна.

- Накупила, - поставила сумки на крыльцо, а велосипед закатила к соседке на участок. – Со мной такой странный случай произошел. Я сначала стала очевидцем ДТП, а потом вдруг его участницей, - усмехнулась.

- Да ты что? Сама не пострадала?

- Нет, нет. На переходе машина сбила какого-то мужчину. Я в это время напротив стояла, ну и решила подойти, вдруг, помощь понадобилась бы. А он возьми и начни меня обвинять, что это я на него наехала. Водитель, виновник который, так перепугался, его чуть удар не хватил. И самое интересное, на мужике том пострадавшем ни царапины, но шум поднял, вся улица сбежалась поглазеть на этот цирк.

- А ты-то вообще при чем?

- В том-то и дело, что ни при чем. Говорю же, странная ситуация. В общем, поругалась я с этим пострадавшим и ушла.

- У нас тут, конечно, частенько случаются подобные случаи, но замешан в них, как правило, один единственный человек. Хотя, какой он человек, дьявол во плоти.

- И кто он?

- Да есть тут один. Его каждая собака знает. Все село под себя подмял. Кто с ним свяжется, тому можно только посочувствовать. Олигарх московский. Приехал сюда несколько лет назад, выстроил себе терем, завладел всем, чем можно и нельзя, купил, кого надо. Управы на него нет. Это вот я про его продукцию тебе говорила. Поставляет свое дорогущее мясо с яйцами в магазины и больше никому торговать не дает. А мне это его мясо по полторы тысячи за кило на кой? Или курица по пятьсот рублей? Грабеж!

- М-да…

- Раньше из соседней деревни приезжали фермеры, кто с чем. И все такое свежее, вкусное, а главное, цены нормальные. Мы их всех уже в лицо знали, они никогда не задирались. А этот сукин сын явился, всех хороших людей разогнал и сидит теперь, царь хренов, тьфу, - плюнула себе под ноги. – Что б его птичий грипп одолел. Так и живем, - развела руки в стороны. – Я к чему, главное, этой сволочи дорогу не переходить, а остальное ерунда.

- И как зовут эту сволочь?

- Кольский. Назар Андреевич Кольский.

- Это ж… в его честь что ли?

- Ага, он первым делом сменил название села. И не сиделось же ироду в столице, не жралось устриц в ресторанах, свалился на наши головы.

- Ничего себе.

- Он, конечно, - вдруг замялась, - порядок тут навел, так пропесочил власть местную, что те мигом вспомнили о нас, но как человек Кольский говно. Это я тебе заявляю официально. Те, что живут ближе к его хоромам, постоянно рассказывают такие ужасы.

- Какие? – опустилась на лавку.

- К нему и его дружкам чуть ли не каждый день проституток автобусами возят. Уж они над ними там издеваются, - закачала головой, - поговаривают, прикапывает некоторых на заднем дворе, вот как нынче знать развлекается. А полиция приедет, посмотрит, на лапу получит и обратно уезжают. Ох, Сашенька, деньги портят людей, руки им развязывают.

- Выходит, семьи у него нет?

- Какая семья, милая? Не приведи господи. Таким размножаться противопоказано.

- Ужас какой, - и сразу вспомнила мужа, и ожог сильнее заболел. – Вот я бестолочь, - хлопнула себя по лбу.

- Что такое? Забыла чего?

- В аптеку не зашла. Светлана Макаровна? У вас от ожогов ничего нет?

- Есть. А где ж ты обжечься успела?

- Да так, это еще в Москве. Ничего страшного.

Получив от соседки спрей от ожогов, пошла к себе. Честно говоря, Саша слушала пожилую женщину скорее из уважения. Какое ей дело до какого-то там олигарха? Возит он к себе автобусами кого, не возит. Люди порой такое насочиняют. Это как игра в сломанный телефон. Может, и не так страшен чёрт как его малюют. Вот ее муж настоящий демон. А ведь с ним еще надо как-то развестись. И с работой что-то решать. Хорошо, завтра выходной, но потом…

Весь оставшийся день Саша отмывала дом. Мусора собрала аж семь мешков, паутины накрутила на швабру, хоть прядильню открывай, пока полы мыла, десять ведер воды сменила. И раз уж в доме жили алкаши с наркоманами, то и посудой оставшейся пользоваться не решилась, как и постельными принадлежности, все пошло на выброс. Так долго она еще ни разу в жизни не убиралась. Но работа отвлекла от скверных мыслей, уже хорошо. А вот что плохо, так это ожог. Видимо одним спреем ей не обойтись, придется идти в медпункт.

После масштабной зачистки, будучи без ног, без рук, Саша заварила себе доширак и села за стол. Электричество еще не дали, хоть она и заплатила, благо, купила в магазине фонарь. Можно было бы опять пойти с ночевкой к соседке, но навязываться не хотелось.

Бедняжка так и уснула, сидя за столом…

Проснулась от того, что муха бегала по носу.

- Кыш, - согнала нахалку. – Ну вот, поела, называется, - посмотрела на разбухшую и давно холодную лапшу. Видимо к ней-то муха и держала путь транзитом через ее нос.

Что ж, голодание, говорят, полезно для организма. Потянувшись и поежившись от боли, пошла к зеркалу. Вчера так и не хватило времени посмотреть на рану.

- Вот блин, - приподняла футболку и уставилась на большой красный ожог по форме утюга. Неровен час, какая-нибудь инфекция попадет, а там и до заражения крови недалеко. Нет, надо идти к врачу.

Саша быстренько переоделась, нарядившись в легкий сарафан свободного кроя, чтобы  ткань лишний раз не касалась кожи, сверху накинула ветровку, и покинула дом. Запереть дверь удалось с третьей попытки, ключ по-прежнему заедал. А пока мучилась с дверью, не заметила, как к ее забору подъехало черное авто. Девушка так и ахнула, когда увидела напротив калитки вчерашнего потерпевшего. И все бы ничего, если бы не один крошечный нюанс - он сидел в инвалидном кресле, а его нога была по колено загипсована.

- Что? Как? – никак не могла понять, что вообще происходит. Он же вчера спокойно стоял на своих двоих. – Вы зачем тут? – еле из себя выдавила.

- Ты вчера так быстро убежала, - расплылся нахальной улыбкой, - вернее сказать, скрылась с места ДТП.

- Вы все продолжаете? – начала закипать. - Я не скрывалась, я не имею никакого отношения к вашему ДТП. Что за идиотизм? Откуда гипс?

- А я посетил травмпункт. Мне сделали рентген. Перелом, - развел руки в стороны, - закрытый.

- Сочувствую. Но вы адресом ошиблись, вам не ко мне.

- Да нет, как раз к тебе, курочка бестолковая. Ты виновата. Тебе и исправлять.

- Я не виновата! – закричала. – Что за дичь?!

- Скажем так, - подался вперед, - я решил, что виновата ты. Значит, виновата.

- Вы тут вообще кто? – так же подалась к нему.

- Я тут всё, милочка.

И сердце Саши неприятно дернулось. Но ожог беспокоил сильнее, потому хотелось как можно скорее дойти до врача.

- Итак, - вышла из-за калитки, закрыла ее, затем развернулась к мужчине, - психиатрическая клиника есть в ближайшем городе, вам туда. Проверьте голову, вероятно, ею вчера вы тоже ударились. И чтобы духу вашего больше здесь не было! – нависла над ним и сейчас же вдохнула аромат парфюма. Дорогого парфюма, поняла она это, так как вспомнила запах. На прошлый День влюбленных искала мужу подарок и явно неопытная консультант дала ей понюхать один из новых ароматов, стоил тот ого-го, малюсенький флакончик тридцать тысяч рублей.

- Кажется, кто-то не догоняет положения дел, - сложил руки в замок, а взглядом углубился в декольте, особо ничего не рассмотрел, но возбудился, будто рассмотрел. – Объясню иначе. Если завтра поутру тебя не будет у ворот моего дома, то уже к обеду от твоей избушки не останется и следа.

- Идите в задницу со своими угрозами, - выпрямилась и направилась в сторону остановки.

- В задницу, говоришь? – прошептал. – Если только в твою, голубушка. Скоро увидимся. Эй?! –заставил Сашу обернуться. – Коли не дура, придешь, - и забросил ей в почтовый ящик визитку.

А в ответ получил средний палец. Да, это совсем не педагогически, но она не виновата, это все пережитый стресс и сильная боль. 

- Я предупредил! – крикнул напоследок, после чего охранник покатил его к машине.

И когда Кольский забрался в салон, тут же схватил палочку, что лежала на сидении, и принялся чесать ногу под гипсом.

- Надо было просто лангету наложить, - скривился, - с этим гипсом я теперь чокнусь.

- Куда прикажете, босс? – подал голос водитель.

- Домой, куда еще. Кажется, я переборщил, гребаный гипс еще и крошится. Но ладно, - после чего позвонил помощнику. - Киселев? Найди мне этого, который с бульдозером. Работа для него есть. Какая? – и покосился на дом девушки. – Одну халупу снести надо. Стоит, весь вид портит, а участок хороший. Да, покупатели на землю быстро найдутся, - и, отложив телефон в сторону, скомандовал трогаться.


КОНЕЦ БЕСПЛАТНОГО ФРАГМЕНТА

 

КУПИТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ

КУПИТЬ БУМАЖНУЮ КНИГУ