Главная| 
Главная | Фрагменты книг | Однажды в Трансильвании

Однажды в Трансильвании

КУПИТЬ КНИГУ

Глава 1

1300 год. Сентябрь. Старинное кладбище…

У огромного каменного постамента, на котором стояло мраморное изваяние девы с мечом в одной руке и кустиком Клещевины в другой, усердно работал лопатой местный смотритель кладбища. Он почти полностью скрылся в яме, откуда то и дело вылетали комья земли. Старик трудился еще около часа, как его окликнули:

— Все готово? — голос стоящего наверху холодом пробежался по морщинистой коже смотрителя.

— Да, граф. Я уж почти закончил.

— Хорошо. Как закончишь, можешь идти.

Спустя мгновение господина не стало. Смотритель очередной раз поежился, перекрестился три раза и, ухватившись за сухие коренья, выбрался из сырой ямы. Пока он шел по кладбищу в направлении главных ворот, без конца оглядывался и молился, но стоило покинуть погост, как смотритель облегченно выдохнул и уже спокойно поплелся уставшей походкой в деревню, звякая лопатой о камни на земле.

С наступлением сумерек вдали от кладбища замаячили факелы. Темная колонна медленно приближалась к свежевырытой могиле. Несколько людей сопровождали телегу, на которой расположился гроб, обтянутый синим шелком и белым кружевом по краям. Рядом с телегой на вороном коне ехал мужчина с ребенком. Упряжь отливала золотом в свете факелов, а черный плащ наездника укрывал большую часть крупа лошади. Из ноздрей мерина валил пар, иногда животное встряхивало черной, как смоль гривой, но ступало тихо, смиренно подчиняясь воле хозяина. Как только они подъехали к могиле, мужчина слез с лошади, затем снял ребенка.

Работяги, что сопровождали гроб, принялись за дело, а мужчина в этот момент опустился на одно колено перед мальчиком с виду лет трех:

— Не плачь, Максимилиан. Она всегда будет рядом с нами, — все тот же холодный голос зазвучал в тишине.

Но мальчик не слушал, он продолжал тихо-тихо ронять слезы.

Маленькая бледная рука крепко сжимала такую же бледную руку статного господина в темно-синем камзоле. Они стояли, молча, наблюдая за тем, как мужики опускают гроб в яму, а после засыпают землей. Как только был сделан последний взмах лопатой, господин обратился к своим работягам:

— Ступайте в замок. Мы вернемся позже.

— Слушаемся, граф, — ответил один из них, и все шестеро поспешили прочь.

У могилы остались двое, мужчина возложил на свежий холм ветку белой сирени, после дотронулся рукой до холодной земли. По его красивому, молодому, слегка осунувшемуся лицу прокатилось несколько слез, которые в ту же секунду исчезли. Еще через час он усадил мальчика на коня, после чего взял его под уздцы. Скоро на кладбище воцарилась привычная тишина.

Глава 2

Пятьдесят лет спустя…

Местный пьянчужка шел через погост домой, его ноги заплетались, отчего худое тело мотало из стороны в сторону. Мужичок возвращался в ночи, несмотря на рассказы друзей-собутыльников о том, что на этом кладбище частенько пропадают люди. Он храбрился, распевая песни и выкрикивая бранные словечки в сторону той нечисти, что обитала здесь по поверьям. Но стоило ему выйти к старинным захоронениям, как ноги сами остановились, а на лбу пьяного храбреца выступила испарина. У могилы со статуей в изголовье, сидел маленький мальчик лет пяти от роду, он просто сидел и смотрел на черную землю, не обращая внимания на деревенского.

Дядька протрезвел в ту же секунду и сразу смекнул, дело здесь нечистое, явно происки мертвецов. Но мальчик выглядел настолько опечаленным, что человеческое сердце дрогнуло.

— Эй! Малой? — обратился к мальцу. — Ты чего здесь расселся в такое время, никак похоронил кого из близких?

— Мамку, — ответил не по-детски серьезным голосом.

— Вот уж горе так горе…

— А ты зря, мужик, подошел ко мне, — буркнуло дитё.

— Это ты с кем так разговариваешь, голодранец! — тотчас завелся дядька и хотел уже схватить паренька за ухо, но только протянул руку, как перед ним уже никого не оказалось.

— Руки коротки, да глаза залил с самого утра. Не, дядя, зря ты все-таки пошел через погост, — раздался голос за спиной. — Здесь смерть свою и встретишь.

В тот же миг маленькие, но очень острые клыки оказались у шеи бедняги, и едва малец собрался вонзить их в плоть, как услышал голос:

— Развлекаешься?

Мальчишка тогда спрыгнул с дядьки и обернулся в сторону говорящего. А там, на каменном надгробье, свесив ноги, сидел полупрозрачный пацаненок приблизительно того же возраста.

— А ты еще кто? — оскалившись, спросил мелкий кровопивец.

— Призрак я, Стеву зовут, — с улыбкой ответило привидение. — А ты вроде как Максимилиан? Сын графа?

— Он самый.

Пока они разговаривали, мужичка уже и след простыл. «Повезло алкашу», — подумал про себя Максимилиан, после чего снова повернулся к призраку. И уже через пару минут они оба сидели на том самом надгробье и вели совсем не детские беседы:

— Можно я буду звать тебя Максом?

— Валяй. Откуда знаешь меня, дохлый?

— Ха! От дохлого слышу. Я уже дольше пятидесяти лет здесь обитаю, видел тебя в день похорон. Мать? — кивнул на могилу.

— Да, — потупив взгляд, ответил юный виконт. — А ты как здесь оказался?

— Помер во время чумы. Мамка с отцом до самых седин на могилу ходили, а потом и сами дуба дали. Теперь я к ним хожу.

— И что же? Все это время ты здесь один?

— Почему один, днем сюда люди ходят. Смотрю на них, учусь, иногда пугаю.

— А чего ко мне сразу не подошел? Я сюда практически каждую ночь прихожу.

— Как-то неловко было, ты все-таки голубых кровей. Куда мне до Максимилиана Дракулы! А чего сам граф не наведывается?

— Не любит отец ходить по погосту.

Они и не заметили, как забрезжил рассвет. И только когда из-за горизонта показался оранжевый диск, Макс заметил, что его новый друг становится все прозрачнее и прозрачнее, а потом и сам ощутил неприятное жжение на коже:

— Ох, осиновый кол мне в печень! — воскликнул Макс. — Ладно, побежал я домой, пока пепел не посыпался.

— Давай, давай. Так ты это, ночью приходи…

— Обязательно!

И Максимилиан испарился в мгновение ока, а Стеву все сидел и улыбался:

— Вот же упырь! Лихо носится…

Через пару минут образ мальчика-призрака полностью растаял в утренних лучах солнца.

Глава 3

Наши дни

Румыния, Бухарест. Клуб «Fabrika»

Полночь

«На танцполе сегодня людно, молодежь куражится в пьяном угаре. Это ли не праздник живота? И еда, и выпивка одновременно!», — рассуждал про себя высокий, статный красавец с глазами цвета ртути, пока искал возможного кандидата, а лучше кандидатку на ужин, но его отвлек увесистый хлопок по плечу:

— Нашел вкуснятинку? — раздался веселый голос.

— Блин! Ну, ты даешь, Стев. Научил материализоваться на свою голову. Больно же! — принялся растирать плечо.

— Да ладно, Макс, не хрустальный. Так что?

— Не знаю даже. Вон, дрыгаются две курочки. Вроде бы ничего так.

— Дохловаты. Нет?

— Нормально, их же две, — рассмеялся виконт.

— А, ну да, ну да…

— А у тебя что по плану сегодня? Или, может быть, кто? — устремил лукавый взгляд на друга.

— Я наверно воздержусь сегодня от женщин. Завтра в ночь возвращается Кристина, — и Стеву, такой же обаятельный парень с длинными русыми волосами, собранными в хвост, развалился в кресле. — Поедешь встречать?

— Ты мне еще раз сто напомни, конечно, поеду. Вместе же договаривались. Да и потом, кто поведет машину? Не ты же своими призрачными ручонками, я еще не готов доверить тебе «немца». Если с тачкой что-нибудь случится, папаня меня на кол посадит. А он может, — поднял палец вверх.

— Вот и славно. Интересно, какая она стала, — и предался воспоминаниям. — Сколько уже прошло с тех пор, как она уехала?

— Вроде две сотни.

— Эх, только не растолстела бы.

— Призраки не толстеют, — подмигнул Макс. — Так ты признаешься ей, или еще лет триста подождешь?

— Не знаю. Посмотрим.

— Ладно! — поднялся вампир из кресла, поправил белый воротник рубашки от Армани, — пойду, поем что ли, ну и …, — затем последовал не очень приличный жест руками. — Встречаемся на рассвете у машины.

— Удачи!

Сегодня Максу — очаровательному раздолбаю из Трансильвании, как всегда повезло. Девушки были и вкусными, и страстными, только вот, когда он открыл глаза и ощутил себя в объятиях двух фурий, радости или хотя бы удовлетворения не испытал. Максимилиан переживал за отца, ибо тот совсем потерял интерес к бытию. Сидел или в библиотеке, или в своих покоях и постоянно бесился. А когда граф бесился, стены замка содрогались, разгоняя всех пауков и летучих мышей по щелям да углам. Граф Дракула впал в уныние после смерти жены, поначалу вроде бы держался, все-таки надо было растить сына, а вот последние лет сто прилично сдал.

Возвращаясь в родной замок, Макс с другом как всегда рассуждали о жизни. К слову сказать, юный вампир многое понимал и порою удивлял своей мудростью Стеву, но вел себя как типичный богатенький пижон двадцать первого века. Виконт слишком много времени проводил в клубах и барах и не столько ради еды, сколько ради простого разгильдяйства, в состав которого входила выпивка, женщины и музыка. Максимилиан ценил музыку, особенно джаз, поэтому никогда не пропускал визитов известных джазменов в Бухарест. Однако последнее время даже музыка не давала того душевного расслабления. Дракула младший всерьез задумался над вопросом спасения отца. А иначе они оба рисковали окончательно потерять ту родственную связь, которой каждый из них дорожил больше всего на свете.

Глава 4

Макс подъехал к воротам замка и когда те отворились, окутанные голубоватой дымкой магии, медленно зарулил на стоянку, усыпанную гравием.

Под колесами слышался треск камней, на ветвях старых ракит уже вовсю щебетали ранние птахи, солнце медленно выплывало из-за горизонта. Благо, окна авто были хорошо затонированы и не пропускали свет, создавая уютный полумрак внутри салона BMW последней модели. Друзья не торопились покидать салон, разве что Стеву приобрел свой настоящий облик. Теперь на пассажирском сидении красовался полупрозрачный призрак, лишь янтарно-карие глаза продолжали блестеть, как и пару часов назад.

 Двое о чем-то думали, по лицу каждого можно было понять, насколько серьезная мыслительная работа происходила в их головах.

Вскоре Макс заговорил:

— У меня идея есть, — повернулся к Стеву, проскрипев на кожаном сидении. — Я уже не один год, точнее не один десяток лет думаю о том, как встряхнуть старика.

— Старика? Это ты зря, твой папашка кому хочешь форы даст, ты тоже не исключение. Помнишь, как он гонял тебя по крыше лет эдак тридцать назад?

— Помню, помню, — заулыбался вампир, — он застукал меня в постели с нашей горничной. Она ему всегда напоминала актрису Полину Гибишку, бывало даже просил Мирту сыграть пару ролей из фильмов, а тут я нарисовался, да еще и крови из нее подвыпил. Мирта, кстати, была не против. Ее в тот день муж бросил. Знаешь, как оно в такие моменты, — и Макс прикрыл глаза, вспоминая интимный момент, — когда она вся такая горячая, а ты над ней и…

— Нет, нет, нет… Уволь меня от этих подробностей.

— А что такого? У меня хотя бы секс происходит, как положено, не то, что у тебя… Скорее бы Кристина вернулась, и вы слились в едином плазматическом экстазе.

— Ладно, давай не будем сейчас о моих провалах и падениях. Не так-то и просто концентрировать массу, когда все мысли о другом. Ты вроде что-то придумал.

— Да! — и глаза Макса вновь загорелись, — я хочу предложить отцу сделать из нашего замка музей. Ты только представь, люди, настроение, свежая кровь, в конце концов.

— Забудь об этом. Влад никогда на такое не согласится. Да он линчует тебя и будет наблюдать, как ты в муках собираешь себя по частям.

— Но попробовать-то стоит. Иначе он совсем спятит, вот неделю назад застал его знаешь за чем?

— Ну?

— За разговором с Гектором.

— Это еще кто? — усмехнулся Стеву.

— Моль, что уже не один месяц жрет его камзол в шкафу. Ты себе не представляешь, как это выглядело. Ужас Трансильвании сидит в кресле перед открытым шкафом и рассуждает с паразитом о жизни.

— Надеюсь, Гектор ему не отвечал?

— Тебе-то смешно, а вот мне было жутковато.

— Так, может не он спятил, а ты превратился в эгоистичного дармоеда? Когда последний раз проводил с ним время? Насколько мне помнится, ты никогда сам не шел к нему, «Ужас Трансильвании» лично брал в руки книгу и приходил к тебе, чтобы прочитать сказку любимому сынку. Ты, Макс, отчего-то решил, что остался сиротой, когда умерла мать. И это при живом-то отце.

На что Максимилиан лишь опустил взгляд, тотчас одинокая слеза блеснула у края глаза, после чего исчезла, не успев скатиться по щеке.

— Ты прав, Стев. И поэтому я хочу исправиться, хочу открыть перед ним окно.

— Прямо Петр Первый. И заметь, опять хочешь заменить себя чужими, да еще и людьми.

— Нет. Он не будет один, я встану рядом с ним. Мы вместе откроем двери замка перед людьми.

— Что ж, валяй… Надеюсь он не убьет тебя сегодня.

Стеву, не открывая дверей, выплыл из машины и устремился в одну из башен. Призрак уже давно переселился с кладбища в замок графа, все-таки лучше бродить по теплым коридорам, чем морозить призрачный зад на сыром погосте. Макс в свою очередь максимально быстро переместился в дом. Вампир вдохнул запах отчего дома, оглядел стены и многоярусные потолки, после чего отправился в свою комнату. Ему предстоял серьезный разговор с отцом. Но виконт решил дождаться ночи, так как именно в это благодатное время граф был наиболее сговорчив.

В полночь Макс не по-вампирски медленно прошел по мрачному коридору и остановился у большой дубовой двери. А когда занес руку, чтобы постучать, услышал голос отца:

— Вот, Гектор, о чем я и толкую. Совсем нынче людишки оборзели, раньше бы хвать за горло и все, а теперь у них законы, Конвенции, Ассамблеи, клык им в хребет. У нас тоже, конечно, кодекс имеется, но где же былой страх? Где агония в глазах? Эх, дожили…

У Макса в очередной раз все сжалось внутри, но все-таки он постучал в дверь.

— Отец! Я могу войти?

Тотчас донеслось тихое шуршание, затем дверь отворилась:

— Заходи, — безразлично улыбнувшись, произнес граф, — где пропадал? — так и сидел в своем кресле, правда, шкаф к тому моменту был уже закрыт, а кресло повернуто к двери.

— Да так… в клубе.

— И зачем пожаловал?

— Хотел поинтересоваться, как ты, — виконт прошел внутрь, и его сразу же обдало запахом нафталина.

— Я хорошо, сижу себе, вспоминаю былые времена.

— Былые времена, — протянул с грустью в голосе, а спустя пару секунд встрепенулся, — слушай, у меня к тебе предложение есть.

Уже через минуту раздался звон какой-то посудины, а из покоев графа вылетел взъерошенный Макс. Улепетывал виконт от отца так быстро, как только позволяли вампирские силы, граф меж тем мчался за ним следом, не теряя прыти.

Глава 5

— Музей?! — ревел Дракула аки ненормальный перед входом в психлечебницу. — Я тебе сейчас дам музей! Ты что же это, паршивец, решил из фамильного гнезда постоялый двор устроить?! Чтобы эти мешки с костями тут своими костылями топтались, лапали мои вещи?! Совсем мозги разложились от гулянок и проспиртованной крови столичного сброда!

— Отец! Да послушай ты! — продолжая уматывать, кричал Макс, — это тебе на пользу! В конце концов, за содержание твоего фамильного гнезда как-то платить надо. Посмотри на замок, он же разваливается потихоньку.

— Это мой замок! Я сам разберусь, что с ним делать! А распинаться перед едой не намерен! Я и тебе сейчас башку откушу, все равно пустая!

Вскоре граф выдохся, все-таки столетия жизни затворника и питание кровью лесного зверья дали о себе знать. Он перешел на шаг, но преследовать сына не перестал, а тот уже сидел на потолке, взывая оттуда к разуму отца.

— Вот доберусь до тебя, ошибка природы! На кол посажу, в гроб на сто лет загоню!

— Папаня, я же ради тебя… — и замолчал, позволив отцу подойти вплотную, — просто я виноват перед тобой.

Тогда граф изменился в лице и с особым интересом уставился на отпрыска. Вдруг гнев исчез, будто и не было всей этой погони пару минут назад.

— Пойдем на крышу, — произнес на удивление дружелюбным голосом.

Они поднялись по винтовой лестнице и скоро оказались на улице. Ступая по черепице, направились к восточному крылу замка, именно оттуда открывался наиболее привлекательный вид на хвойный лес и холмы. Отец и сын сели рядом. Граф обратил свой взор на Макса в ожидании продолжения сказанного в доме. Юный Дракула еще какое-то время колебался, затем заговорил:

— Прости меня за то, что не хотел замечать, как ты страдаешь и замыкаешься. Прости за то, что все детство по ночам просиживал у ее могилы, забыв о том, что у меня еще остался отец. Прости за все… Я хочу исправить свои ошибки, хочу вернуть в наш дом жизнь. Раньше хотя бы слуги были. А сейчас? Пустота и мрак… Если не желаешь видеть толпы людей, давай придумаем что-то другое, но только вместе.

Влад долго молчал, переваривая слова Макса, он смотрел на вековой лес и ощущал внутри своего холодного сердца тепло вспыхнувшего фитилька надежды. Граф действительно страдал, сначала по усопшей жене, а последние века по сыну, который отдалился, променял его на гулянки. И спустя пару часов произнес:

— Музей, говоришь? И что же это будет?

Максимилиан в этот момент незаметно выдохнул с облегчением.

— Мы приведем замок в порядок. Найдем знатока нашего рода, а таких немало, поверь. Люди любят рассказывать байки о вампирах. И будем проводить экскурсии. Ты сможешь пить свежую кровь, в конце концов.

— Не нравится мне эта затея. Люди чересчур пронырливые, могут и догадаться.

— Не догадаются, за это я отвечаю головой, — и Макс усмехнулся.

— С тебя станется, — потрепал его за волосы, — отсеку эту, вырастет вторая, такая же бестолковая.

— Ну, так что? Рискнем?

— Ладно! — вампир поднялся и посмотрел на луну — мать всего темного и потаенного. — Будет тебе музей! — и в ту же секунду обратился летучей мышью. Дракула отправился в лес, где охотился на кабанчиков, любил он побаловаться зажаренным вепрем, не все же упиваться кровью, иногда и мясца хочется, только вот человечье ему было не по вкусу, присутствовал там душок пренеприятный. От людей давно уже веяло эгоизмом и, как ни странно, бесстрашием. То ли дело — зверь, он все еще испытывает страх и чувствует силу нечистую.

Максимилиан наблюдал за полетом отца, как вдруг схватился за голову:

— Дьявол. Кристина!

В мгновение ока виконт спустился с крыши и подбежал к машине, где встретился нос к носу с недовольным призраком:

— Прости, брат. Совсем из головы вылетело.

— Поехали уже, — скривившись, ответил Стеву.

Они мчались по пустой дороге в направлении вокзала, Кристина должна была прибыть на поезде, ибо самолетами призраки не летали, рискуя смешаться с атмосферой. И пока машина рассекала ночную мглу, освещая фарами серпантин, Стеву как-то подозрительно молчал:

— Ты чего затаился? — заговорил Макс. — Никак обделался перед встречей?

— Я вот, что думаю. Раз граф разрешил тебе устроить из своего дома музей, то мне наверно придется вернуться на кладбище.

— Что за чушь? Кому же интересны замки без призраков? Только представь, ты в белом саване на пару с Кристинкой бродите по коридорам и подвалам, да народ толпой повалит, — засмеялся вампир.

— Все шутки шутишь? — и все же немного расслабился. — Я ведь планирую с ней начать встречаться. Нам нужен дом.

— Замок Дракулы ваш дом, — как отрезал виконт.

От этих слов призрак возрадовался, отчего даже материализовался.


КОНЕЦ БЕСПЛАТНОГО ФРАГМЕНТА

 

КУПИТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ