Главная| 
Главная | Фрагменты книг | Мексиканские каникулы

Мексиканские каникулы

НАЗАД В КНИГУ

 

Говорят, отчаяние доводит людей до такого края, что они наконец-то начинают исполнять свои мечты

— Вы уволены, — произнесла тихо, спокойно директор государственной школы № 557.

Новый директор, если быть точнее. Прежнего проводили на пенсию со всеми почестями. И поставили на его место даму в самом расцвете лет, что характерно, без педагогического образования, зато с хорошим статусом супруги руководителя районного Отдела образования. Женщиной она была крайне нетерпимой, заносчивой, а еще завистливой, потому очень не любила представительниц педагогического состава, обладающих внешностью более качественной, чем у нее.

— По какой причине, Ариана Викторовна? — Ксения постаралась вести себя спокойно, хотя чувствовала, что внутри вот-вот рванёт. Слишком много неприятностей выпало на ее голову за последний месяц.  

— По причине профнепригодности, — произнесла с удивительно широкой улыбкой Ариана. — Я наблюдала за вами в течение этого месяца. Была на открытых уроках. И знаете, заметила массу неприятных моментов.

— Могу узнать, что именно вас смутило?

— Не смутило, Ксения Павловна, а расстроило. Во-первых, у вас совершенно нет авторитета. Ученики вас не слушаются. Позволяют себе громко разговаривать, перебивают вас, а вы никак на это не реагируете. Как же они будут усваивать материал, если элементарно не слышат педагога.

— Практически в каждом классе есть проблемные ученики. И я категорически не согласна с тем, что дети не усваивают материал. Полагаю, у вас есть еще претензии?

— Есть, — подалась вперед, руки положила на стол, продемонстрировав свои ногти-стилеты с витиеватым узором, — вы опаздывали на уроки. Неоднократно. Педагог должен приходить в класс до того, как прозвенит звонок. Но и это не всё…

Дальнейший список «объективных причин» увольнения Ксения уже не слушала, так как эти самые причины, по всей видимости, выдумывались госпожой Мукрыхиной на ходу. Ей просто нужно было уволить ту, которая пришлась не по вкусу. Большой обиды Ксения не испытывала, так как понимала истинную причину и знала, что точно таким же образом лишились работы уже три педагога. Другое дело, всё это свалилось на неё единомоментно огромным комом.

— Вы со мной не согласны, Ксения Павловна? — вырвала из дум директриса.

— Конечно, нет, — поднялась со стула, одернула жакет, — но я уйду. И даже не пойду писать на вас в вышестоящие инстанции за незаконное увольнение.

— Вот же какая наглость! — тотчас завелась Мукрыхина. — Скажите еще спасибо, что…

— Спасибо, — и направилась к двери. Черт с ними со всеми. В целом, ей теперь не очень-то и удобно работать в этой школе. Детей только жалко, но кто она и кто эта достопочтенная Мукрыхина, чтобы с ней воевать. Там муж не даст в обиду свою «Миссис силикон 2021».

В общем-то, хорошо, что ее уволили накануне праздников, хоть Новый год пройдет без нервотрепки.

Ксения собрала в пакетик кое-какие вещи и покинула школу, которой отдала шесть лет своей жизни. А морозы в этом году стоят прямо-таки сибирские. Девушка скорее спрятала руки в теплые рукавицы, ибо плохо переносила холода, нос прикрыла маской, которая пришлась очень даже кстати в столь суровые погоды, и устремилась в сторону дома. Хотя, какой это теперь дом? Так, ночлежка, которую приходится делить с бывшим мужем. Вернее, развестись они еще не успели, но процесс, пусть и со скрипом, движется в нужном направлении.

Ей всегда казалось, что у них с Олегом прочная связь. Как-никак, знакомы с института. Чувства вспыхнули ярким пламенем, и двое поженились спустя полгода отношений. Это получается, в новом году они бы отпраздновали десять лет совместной жизни, если бы Ксения не наведалась на их совместную дачу так не вовремя. В тот день еще и первый снег выпал, посеребрил траву, дорожки. В общем, создал самое радостное настроение, однако оно было уничтожено ровно в тот миг, когда Ксения обнаружила, что дверь заперта не на все замки, а только на один. Дальше, как говорится, больше. Уже с порога она поняла, что любимый муж не в отъезде по работе, а здесь — в их славном деревянном домике, окруженном ельником. И мало того, что он здесь, так ведь не один! Ксения тихонько поднялась на второй этаж, прокралась в спальню, где обнаружила своего супруга, обхаживающего какую-то полнотелую пышногрудую мадам в одноименной позе. Это был удар! И удар такой силы, что Ксения начала хлестать изменника его же ремнем. Дама практически сразу сбежала, испугавшись порки, а вот муж терпел до тех пор, пока не отобрал у жены орудие.

История вполне стандартная. Спустя неделю Ксения немного пришла в себя и даже подумала о том, что слишком все банально завершилось. До противного банально. Олег, конечно, попытался объясниться, но разве такое можно объяснить с точки зрения возможного прощения? Так что, как это часто бывает, его попытки только усугубили ситуацию, ибо слова: «Ты должна меня понять! Я устал от нашей однообразной сексуальной жизни», вряд ли могли возыметь какой-то положительный эффект.

В итоге ей теперь приходится возвращаться в квартиру, где сидит этот голодный до утех негодяй, который до сих пор виноватым себя не считает, зато уверен, что у них еще всё может наладиться, ведь брак длиною в десять лет что-то да значит. Удивительный идиот!

А тут еще и на работе всё закончилось фиаско. С другой стороны, может это знак?

Ксения зашла в квартиру, вяло осмотрелась. Раньше эти стены грели, сейчас же всё до точности наоборот. Отныне у неё нет дома. Во-первых, квартира принадлежит Олегу, во-вторых, он вроде бы и не против, что она здесь живет, но долго так продолжаться не может. Съехать все равно придется. В целом, съехать она могла бы уже давно, однако селиться в квартире матери, где и так семеро по лавкам — не хочется.

— Привет, зай, — показалась из-за угла морда бывшего. — Ты чего так рано?

— А что? Ты не один?  — произнесла без тени иронии, так как устала. Дико устала.

— Один, — вышел полностью, закинул на плечо кухонное полотенце, — просто… в общем, хотел сюрприз тебе устроить.

— Твой последний сюрприз стоил мне веры в мужчин, — бросила сумку на банкетку, выбралась из сапог, — так что, не утруждайся. Я вряд ли оценю твои старания.

— Слушай, зай, я ведь, правда, хочу помириться. Ну, сплоховал. У мужиков такое случается. Иногда. Мы сами не знаем порой, как так выходит. Помутнение какое-то… — почесал затылок.

— Просто оказываетесь верхом на другой бабе. Случайно. Да?

— Ну, да… Я ведь больше с ней не пересекался. Клянусь.

— Странно, почему… Она была воплощением твоих фантазий. Там было за что подержаться. То ли дело я. Как ты там сказал, когда изрыгал мне свои недовольства? Чрезмерно стройная? Сиськи с кулачок карлика? А еще слишком работящая. Вечно с тетрадками, вечно уставшая. Как же ты страдал все десять лет. Ужас!

— Ксень, не заводись. Я, например, хочу сделать шаг навстречу.

— А я хочу, чтобы твой член отсох и отвалился. Как думаешь? Сбудется моя хотелка, если загадаю под Новый год?

На что он покачал головой и скрылся за углом.

Н-да, тяжело делить площадь с тем, кого готова четвертовать и в мешке выслать по адресу той пышнотелой. Странно, но почему-то даже плакать не хочется, зато хочется рвать и метать. Выходит, никому ее стройность не угодила. Настолько хороша, что нигде не нужна. Из школы выдавили, муженек променял на габариты XL.

Ксения уединилась в комнате, из которой планировала сделать детскую, села за письменный стол, но вместо привычной стопки тетрадей, достала из ящика ноутбук. После измены Олега, она запаролила всю имеющуюся у нее в личном пользовании технику, а ноутбук вообще стала каждый раз убирать в ящик и запирать на ключик. Вся ее размеренная и понятная жизнь пошла псу под хвост. А ведь она человек привычки. Ей очень сложно даются перемены. Слишком сложно, отсюда и злость, и царапающая внутри боль, и страх перед неизвестностью. Казалось бы, она уже давно как состоявшаяся личность, за плечами годы брака, работа с самыми разными детьми, масса решенных вопросов самой разной степени сложности, но все равно страшно.

В этот момент раздалась череда звуков запустившихся приложений, в том числе Скайпа. Еще через минуту раздался звонок. Звонила сестра. Самый близкий, преданный и переживающий за нее человек на всем белом свете, несмотря на то, что их разделают тысячи километров. Даже с мамой такого взаимопонимания нет, как с Маленой. А ведь она старше её на целых десять лет. И живет уже лет пятнадцать за границей. Ксения меж тем кликнула на «Принять видео-звонок»

— Привет, Ксенька! — послышался бодрый голос Малены. — Ты там как? Головой об стенку не бьешься?

 

— Привет, Малька! Представляешь, нет, хотя очень хочется. Меня сегодня с работы уволили.

— Вот это новости. Там-то что стряслось?

— Мукрыхина не перенесла моей молодости и красоты.

— Вот ведь овца казенная.

— Как есть.

— А твой чего? — Малена надела очки, чтобы рассмотреть сестру на предмет настроения.

— Ничего, — пожала плечами, — хотел мне сюрприз устроить. Ужин приготовить. Судя по запаху, равиоли с креветками.

— А ты чего?

— Почти благородно отказалась. Пожелала его хозяйству отсохнуть и отвалиться.

— Сурово, сестра, но справедливо. Присоединяюсь к пожеланиям, — и на пару мгновений замолчала, сделав притом ну очень задумчивый вид, — слушай, систр, ты ведь теперь свободная аки ветер в поле.

— Выходит, что так.

— И виза у тебя еще действует.

— Ты на что намекаешь?

— На то, что тебе пора устроить хорошую встряску. Приезжай к нам, а? Отдохнешь, Новый год отпразднуем на пляжу. Ты последний раз у меня была, вспомни-ка, когда?

— Года два назад.

— Во-о-о-т, это кошмар, Ксень! Твоя сумасшедшая работа и твой козлорогий муж не давали тебе свободы, но сейчас-то можно. Комната для тебя есть. Родители Пабло переехали ко второму сыну в Мехико, так что, площади у нас значительно прибавилось. Теперь у всех по комнате и целая гостевая в запасе.

— Было бы здорово, — впервые за долгое время улыбнулась искренне, — но у меня еще куча нерешенных дел. Уволиться надо по всем правилам, развестись, вещи свои перевезти к маме, найти жилье, дачу поделить, — от одной этой мысли сердце больно сжалось. Сколько же всего предстоит, и это всё будет стоить ей нервов.  

— С увольнением и шмотками за неделю справишься. Даже развестись успеешь. В конце концов, детей у вас нет, разведут быстро. Что до недвижимости, тут сложнее, конечно. Но у меня хороший юрист есть, связь до сих пор поддерживаем. Он тебе поможет за умеренную плату. Очень толковый дядька.

— Все бы хорошо, но Олег временами дуркует. То соглашается на развод, то отказывается.

— Да плевать на его истерику. Ты, главное, сама не сомневайся. Или ты сомневаешься? — Малена пододвинула к себе ноутбук так близко, что Ксения рассмотрела все ее многочисленные веснушки и мимические морщинки, которых поприбавилось из-за постоянного солнца.

— Нет, не сомневаюсь. Просто… страшно мне. Понимаешь? Я слишком привыкла к той своей жизни, от которой теперь остались одни руины. И вот топчусь на них, топчусь, — а в глазах заблестели слезы.

— Понимаю. Но мой жизненный опыт гласит, что руины надо оставить в прошлом, для истории. А самой надо найти новое место для новых построек, новых людей, эмоций.

— Вот этого я и боюсь — идти на поиски нового места.

— Заставь себя сделать первый шаг, Ксень. Просто заставь. Ты у меня сильная, справишься. Я даже не сомневаюсь.

— Ладно, я подумаю, Мален.

— Не думай, а делай. И жду твоего ответа завтра. Иначе сама за тобой прилечу. С детьми и всеми тремя сестрами Пабло. Устроим твоему Олежику мексиканскую дуэль.

После разговора с Маленой на душе потеплело. Так всегда происходит. Она человек-энергия, человек-позитив. Вот мама другая, у мамы вечно все плохо, все пропало, все во всем виноваты, именно из-за этого Малена в восемнадцать лет сбежала замуж за парня из соседнего подъезда. Правда, брак продлился недолго. В какой-то момент перед сестрой встал выбор, или терпеть мужа-игромана дальше, постоянно оплачивая его долги и порой рискуя жизнью, ведь долги перед нехорошими людьми росли как на дрожжах, либо вернуться домой к маме побитой собакой и выслушивать упреки до скончания веков, или рискнуть и в корне изменить свою жизнь за тридевять земель от родного дома. Малена выбрала третий вариант и не прогадала, хотя на пути к заветной мечте пришлось претерпеть много чего. В общем, сестра знает, что надо сделать, если земля начала уходить из-под ног.

Из-за нежелания пересекаться с мужем, Ксения предпочла лечь спать на пустой желудок. Ей бы кусок в горло не полез, глядя на этого подонка, который каждый свой проступок по жизни умудряется оправдать. Это раньше она не обращала внимания на его отвратительную особенность, но сейчас… Сейчас каждое действие, каждое слово всё ещё супруга вызывают в ней отторжение, злость и отвращение. Как ни крути, а Малена права. Пора встряхнуться!

Следующий день для Ксении начался со сборов. Однако прежде, чем набивать чемоданы честно нажитым имуществом, она дождалась, когда ненавистный супруг отправится на работу. И едва дверь за ним закрылась, как девушка поторопилась в кладовку, откуда достала три больших чемодана, с коими они раньше катались по морям. За десять лет вещей накопилось много, так что за два часа Ксения забила гигантов до отказа, причем брать старалась только самое-самое нужное и важное. Дальше предстояло отправить свой скарб к матушке, а заодно проведать её. Да и трудовую забрать. Директриса похлопотала и действительно решила вопрос с увольнением очень быстро.

Но до того как покинуть квартиру, Ксения решила созвониться с матушкой, чтобы предупредить.

— Привет, мам, — с тоской посмотрела на чемоданы, — ты как? Готова принять меня сегодня?

— Привет, дочь. А вещей-то много?

— Три чемодана.

— Ого! И куда я их дену, по-твоему? У меня у самой все забито.

— Ну, — замялась сразу, — мы же вроде бы договорились.

— Да кто ж знал, что у тебя там баулы как у челночницы. Единственное, могу попросить Артура выделить тебе место в его гараже. Хочешь, туда вези.

— Ладно, пусть будет гараж.

— Вот и хорошо.

— Так, хотя бы шкатулку с украшениями я могу отдать тебе на хранение?

— Это всегда, пожалуйста.

На том и порешили. Конечно, мамина резкость оставила неприятный осадок, но с другой стороны, у них и правда места не очень много. Мама с отчимом и двое сыновей-школьников. Да, у них трешка, но малогабаритная.

Однако стоило девушке вызвать такси, как неожиданно вернулся муж. Олег, увидев жену с чемоданами, буквально озверел. Таким бешеным она его еще не видела.

— Это как понимать?! — в прямом смысле слова заорал. — Какого хрена?! Я, значит, за порог, а ты как крыса бежишь с корабля?!

— Не ори! — тоже завелась. — Между нами все кончено, Казанцев! Всё, баста!

— Ничерта не кончено! Я тут задницу рву каждый день в попытке помириться! Уже и так подходил, и сяк! Короче, развод я тебе не дам, поняла?!

— А я и спрашивать не буду! И вещи свои заберу!

— О-о-о, — засучил рукава, отчего Ксения попятилась, — не заберешь, милочка! Все твои шмотки покупались на наши общие деньги! Хочешь забрать, плати половину!

— Ты по пути домой башкой, что ли ударился?

— Заберет она, — схватил первый чемодан, — ага, как же, — и потащил его обратно в кладовку.

За ним последовал второй чемодан и третий. Кладовую Олег запер на ключ, который спрятал в кармане:

— Думаешь, ты одна запираться умеешь? — расплылся не совсем здоровой улыбкой.

— Совсем сдурел, — покачала головой, — ты хоть осознаешь бредовость происходящего? Ты мне изменил с какой-то безразмерной шлюхой на, как раз таки, нашей общей даче. При этом не соизволил даже слова «прости» произнести. На что ты вообще надеешься, Олег?

— На шанс! — заявил гордо. — Каждый имеет право на шанс!

— То есть, если бы я переспала с другим мужиком на нашей постели, ты бы тоже меня простил?

— Измена женщины — это другое, не сравнивай.

— Да ты болен, Казанцев. А я и не знала.

— Я люблю тебя, — заговорил тише, — несмотря на наши недовольства друг другом, люблю.

— Это, какие такие наши недовольства?! Из нас двоих, как выяснилось, недоволен был только ты! В общем, я тебя больше не люблю! Более того, я тебя презираю!

— Ну, — одернул свитер, заправил растрепавшиеся волосы за уши, — раз презираешь, раз не любишь, то вали из моего дома, а за шмотки, если они тебе очень нужны, плати!

— Какая же ты мразь, Казанцев, — не поверила своим ушам. Да, он оказался предателем, но вот это вот всё — это уже что-то невероятное.

— А ты дура набитая! А в койке бревно бревном! Думаешь, та Маринка была первой моей бабой?

— Думаю, на этом можно закончить. Я уже достаточно услышала и увидела, Олег. Удачи тебе с твоими сексуальными фантазиями,  — после чего вернулась в прихожую, где оделась, взяла сумку, планшет и пакетик со шкатулкой внутри, хоть бы ее не отобрал выродок.

— Ты еще вернешься! — крикнул вслед. — На коленях приползешь! А я, может быть, приму тебя обратно!

Ксения ехала к матери в подавленном состоянии. Во-первых, понимала, что вряд ли получит материнскую поддержку, во-вторых, она лишилась своих вещей. Да, на банковских картах есть кое-какие деньги, еще планируются отпускные и вторая часть аванса. Наличка тоже имеется. На первое время хватит… Что до жилья, временно можно поселиться на даче, хотя там довольно холодно зимой. А ведь она мечтала превратить дачный домик в настоящий жилой дом — утеплить, провести отопление, воду с канализацией, даже пристройку мечтала выстроить, чтобы расширить площадь. Планов было много… В итоге предстоит делить имущество с подонком, забравшим у нее даже одежду. Выходит, она совершенно не знала человека, с которым прожила практически десять лет.

А у мамы дома как всегда творилась суета сует. Второй муж оказался уж очень гостеприимным человеком с огромным количеством родственников и друзей, потому в их доме редко, когда можно было уединиться. Стоило Ксении зайти в квартиру, как ее встретили громкие возгласы из кухни, мама показалась лишь спустя минут пять.

— Привет, — кивнула дочери, — вот ключи от гаража, — вытащила из ящика тумбы связку ключей, — адрес сейчас напишу.

— А мне уже не надо, — кое-как улыбнулась.

— Чего так?

— Я нашла, куда вещи пристроить.

— Ой, как хорошо. В гараже все-таки ничего хорошего бы не было. Там отопления нет, отсырело бы все. А что? Драгоценности тоже пристроила?

— Их нет. Вот, — протянула маме пакет со шкатулкой.

— Уберу в шкаф, на ключ закрою, — с радостью схватила пакет, — целее будут. А ты со своим все? Разводиться будешь?

— Да. Если мириться, значит, прощать измену, а я так не смогу.

— Плохо, конечно, но ты бы пораскинула мозгами, может, тоже виновата? От хороших жен мужики не бегают на сторону.

— Помнится, наш отец тоже ушел не в пустоту, — слова матери задели за живое.

— А ты чего меня с собой сравниваешь? Уж я-то поработала над сохранением брака, ради вас же старалась, да только не оценил никто. Вы обе в своего папашу пошли, такие же неблагодарные.

— Ладно, ладно, — решила дальше эту тему не развивать. — Я поняла.

— Значит, всё? Ты поехала? — уставилась на дочь вопросительным взглядом.

Что ж, мама ее видеть среди толпы гостей не желает. А навязываться она не любит.

— Да, поеду. Дел еще много.

— Счастливого пути, — и поспешила обратно на кухню, — дверь можешь просто захлопнуть! — крикнула следом.

 Вот и пообщались. В глубине души Ксения надеялась, что мама хоть пару ободряющих слов скажет, но нет. Чуда не случилось. Мама искренне верит в то, что в ее загубленной молодости виноваты ровно три человека — первый муж и первые две дочери. Муж не оценил ее стараний, сбежав к любовнице, а дочери осмелились жить по-своему. Зато теперь у мамы дом — полная чаша. И родственники второго мужа, видимо, куда милее. Впрочем, с менталитетом Артура не открыть дверь родне все равно, что отречься от них. Конечно, ни Ксения, ни Малена не оправдывали поступка отца, однако никогда не понимали, в чем виноваты именно они двое. Тем более мама таки обрела долгожданное счастье.

А день меж тем клонился к закату, надо было срочно думать, куда ехать. В квартиру однозначно нет. Она не покажет подонку своей слабости. К друзьям тоже не вариант. Остается дача, путь до который составит часа два как минимум по заснеженным дорогам. С другой стороны, какая уже разница…

Девушка вызвала такси, стоя у дома матери. Впервые она чувствовала себя настолько одинокой, отчего успела поплакать, пока ждала машину. В общем-то, в машине она тоже поплакала. И вовсе не из-за мерзавца Олега, а из-за жалости к себе. Как выяснилось, десять лет она прожила во лжи и лицемерии, была слепа к изменам мужа, но вовсе не из-за того, что предпочитала закрывать глаза на них, а потому что всецело верила ему и даже мысли не допускала о возможных походах налево. Получается, доверять вообще никому нельзя?

— Выходить будете? — проворчал водитель.

— А? Что? — тут же встрепенулась. — Уже приехали?

— Уже пять минут стоим, уважаемая.

Вот и дача… именно здесь случилось ей прозреть. В спальне она спать точно не станет, по-хорошему, их кровать надо бы сжечь, как часто поступают обманутые и замученные мужьями женщины в разного рода передачах на тему «новой жизни».

Как и предполагалось, в доме было невероятно холодно, все ж морозы продолжали крепчать. Ксения провозилась с печкой и конвекторами до глубокой ночи, но согрела-таки гостиную, в остальных комнатах по-прежнему было крайне свежо. Закончив с делами, девушка устроилась на кресло-кровати под двумя толстыми одеялами, а заодно прихватила планшет. Ей требовалось срочно поговорить с сестрой, только Малена способна успокоить, сейчас же хоть волком вой, настолько погано на душе.

— Привет, Сенька! — раздался задорный голос сестры. — Ты чего такая синюшная? — снова пододвинулась поближе к экрану, всмотрелась в лицо Ксении.

— Замерзла, вот и посинела, — откинулась головой на изголовье. — Я на даче.

— У-у-у-у, мать… приплыли… Этот demonio, значит в теплой квартирке сидит, а ты дрожишь посреди леса и снега?

— Он сидит в своей квартирке, Мален. А здесь частично моя собственность.

— Окоченеешь ты там на своей части собственности.

— Знаешь, — глубоко вдохнула, а на выдохе произнесла, — я согласна. Каникулы мне ой как нужны. Хочу сидеть на песчаном пляже, есть такос и запивать его красным вином.

— Наконец-то, дозрела! Вернее сказать, домерзла.


КОНЕЦ БЕСПЛАТНОГО ФРАГМЕНТА

КУПИТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ