Главная| 

Ирис и Дэн

НАЗАД В КНИГУ

Меня зовут Ирис-Грейс Берроу и вот моя история…

 

Глава 1

 

Соединенные Штаты Америки. Штат  Теннеси. Город Сторридж,   2589 год.

 

Итак,  это случилось пятьдесят лет назад. Мне было шестнадцать, когда в нашем доме появился Он – Дэн PSA(personal security android) 3001. Мой отец – Адриан Берроу, Генерал американской армии защитников южных территорий от вторжений чужеродных Андроидных систем, приставил ко мне Дэна для охраны.

Ах, да! Я забыла упомянуть о том, что задолго до моего рождения весь мир перешел на использование системы Андроид для защиты своих государств, так как Конвенцией «по защите жизни и продолжения рода человеческого», было принято решение внедрить в армию андроидов с последующим вытеснением человека из всех систем ведения боя.

Андроид был точным прототипом человека, но значительно сильнее, выносливее, они не чувствовали боль, не испытывали эмоций, владели всевозможными знаниями необходимыми для ведения сражений. В общем, андроиды имели цель защитить жизнь человека.

С тех пор, как их внедрили в армию, разработчики на этом не остановились и продолжали создавать, совершенствовать, в итоге был реализован широкий модельный ряд для различных целей. Их использовали в быту, на работе и, конечно же, в качестве телохранителей, кем и являлся мой Дэн.

В Сторридже без андроидов не обойтись, город настолько сложно устроен, что в нем можно было легко потеряться без помощника и хорошей навигации. Центр Сторриджа напоминал гигантскую паутину, все здания которого соединялись бесконечными переходами и стеклянными мостами, возвышающимися на сотни метров над землей, поэтому по центру можно было гулять, не спускаясь вниз, но также легко можно было и заблудиться, например, выйти к свалкам или  бесконечным лесам. К счастью, я жила не в Сторридже, а в пригороде и могла наслаждаться прекрасными пейзажами, до коих еще не успела добраться рука человека.

Меня никогда не тянуло к жизни большого города, там все какое-то неживое и бессмысленное, лишь множество небоскребов с миллионом офисов в одних и публичными салонами в других. И после трудового дня среднестатистический менеджер преспокойно мог отдохнуть в одном из таких «домов терпимости», нужно было всего-то преодолеть один из воздушных мостов, где в свою очередь обитал еще один слой общества великого Сторриджа – безработные и несогласные с политикой властей. И если первые оказались на улице по причине очередных сокращений и реструктуризации, то вторые лишились дома из-за неугодных Совету взглядов. К ним просто приходили и опечатывали жилье.  Что сказать, люди Сторриджа и не заметили, как стали бессмысленными атрибутами своего времени. Только за пределами города еще можно было более или менее нормально жить.

 В целом уклад жизни людей мало чем отличался от того, что существовал несколько сотен лет назад, разница заключалась лишь в том, что на земле оставаться было уже небезопасно, без респиратора внизу не отваживался оказаться даже бедняк.

Конечно же, все обеспеченные и влиятельные представители нашего округа перебрались за сотни и тысячи миль от границ этого серого и холодного монстра, чтобы дышать воздухом, который будет поддерживать жизнь, а не медленно забирать ее, отравляя тело своими токсинами.

Так и мой отец решил жить посреди безграничных лесов и более не соваться в Сторридж, ему, как и всей правящей верхушке штата, было абсолютно наплевать на то, что творится в мегаполисе и как люди постепенно саморазрушаются, превращаясь в подопытных крыс, бесцельно бегающих по воздушным мостам.

Глава 2

Я

В две тысячи трехсотом году обстановка между государствами  сильно накалилась. Виной тому стали разработки новых видов энергии. В их создании участвовали научные деятели многих государств, но после политического конфликта Группу по созданию и внедрению НВИ распустили, и каждая страна стала тянуть одеяло на себя.

Началась очередная Холодная война с периодическими вспышками агрессии у границ. И до сих пор мировое сообщество не пришло к единому мнению в решении конфликта. Поэтому главы государств вынуждены держать оборону, внедрять шпионов, засылать наемников и делать все, чтобы получить недостающие знания для самостоятельной работы в области энергоснабжения. А борьба все накаляется и ужесточается, так как прежних источников энергии уже не хватает для современных нужд.

В итоге, конкретно в США ежегодно пропадают до ста тысяч человек, погибают до ста двадцати тысяч, вербуют до пятидесяти тысяч. Жизнь перестали ценить. Перед этой гонкой меркнут все человеческие ценности: семья, дети, любовь – все.

И для того, чтобы хоть как-то снизить уровень смертности, были внедрены андроиды.

Теперь немного обо мне. Называть можно просто – Ирис. Родилась в две тысячи пятьсот тридцать девятом году, отец, как уже говорила, действующий генерал Адриан Берроу, я его всю жизнь так и называла – генерал. Мама, мама – Эмили Берроу, когда ее вспоминаю, сердце наполняется одновременно и любовью, и тоской. Эмили была прекрасной женщиной, женой и матерью. Только она могла усмирить несносного генерала, но ее не стало слишком рано, мне на тот момент было всего семь лет. Вот, что написали в траурном письме отцу: «Эмили Берроу, руководитель Группы защиты от взлома андроидных систем. Убита в 15.00,  в результате вторжения на территорию полигона.»

Вот так просто. После похорон отец стал еще несноснее, он превратился во врага, моего врага, но когда мне исполнилось четырнадцать, генерал видимо понял, что лучше вообще не замечать свою дочь, «для ее же блага», так он сказал своему помощнику Стиву Грейнеру. Генерал Адриан давал мне все – деньги, возможности и, конечно же, свободу, о чем мечтал любой подросток. Я росла одна и, наверно, перестала нуждаться в любви, понимании.

Ирис Берроу понимала только свои ежеминутные желания и деньги, которые помогали их исполнять. Но что-то все же во мне сохранилось, то ли от прежней жизни, то ли просто было заложено генетически, я никогда не переступала черту. У меня было несколько табу. Это – Нет наркотикам, Нет случайным связям и Нет жалости. Хотя, последнее скорее приобретенное….

Так и жила. Школа-клуб-дом, причем домой - в трехэтажный особняк с прислугой и прочими результатами излишка денег, я возвращалась просто потому, что там была моя кровать, как раз на третьем этаже. В общем,  снобизмом не страдала, на меня никто не жаловался, хлопот Генералу Ирис-Грейс не доставляла, чему он, скорее всего, был рад, но не как отец, а как человек, не желающий слышать о присутствии в его доме кого-то еще. 

К своим шестнадцати годам я заимела трех друзей и джип МарсТайп, ну очень крутое авто того времени.

Мне завидовали многие, но не деньгам и роскоши, так как там, где я училась,  все были обеспечены уже с пеленок и сразу  до старости. Завидовали той самой свободе, которой у большинства не было. Однако все родители одноклассников жалели меня, мне же было все равно. Я не ненавидела своего отца,  скорее  уважала и всегда держалась главного правила «не кусай руку, которая тебя кормит».

Но, когда в нашем доме появился Он! Все резко изменилось, по крайней мере, в моей жизни.

Глава 3

Он

Я и не знала, какие бесы во мне живут до Его прихода. Итак, Дэн. Андроид, телохранитель. Прототип молодого мужчины, лет двадцати шести, русые короткие волосы, мужественное лицо, идеально сложен и красив, этакий бравый армеец. В нем было все, что могло бы возбудить в юной девушке массу фантазий, но не у меня. Я его возненавидела с того самого момента, как он появился на нашем пороге. Тогда, помнится, генерал Адриан впервые вышел из своей комнаты в моем присутствии и впервые сказал несколько слов, а именно: «Сейчас очень неспокойно. Он твой телохранитель. Будет тебя защищать». Cлова были брошены куда-то в пустоту, отец даже не посмотрел в мою сторону, но это не важно, так как разумом завладела одна единственная мысль: « Нарушитель  границ Ирис!»

Дэн! Мерзкая машина, которая решила ограничить то единственное, чем я дорожила, мою СВОБОДУ.  Конечно, я ни слова никому не сказала против, но решила сразу – надо от него избавляться.

Естественно, в шестнадцать лет я и не могла трезво оценить обострившуюся обстановку в штате, а также не могла оценить жест генерала. Только ненависть, тихая ненависть к машине…

Дэн начал сопровождать меня везде и всюду. Скоро его уже воспринимали как члена нашей маленькой группы. Надо сказать, Дэн был весьма умен, его на славу напичкали всевозможными программами, получился такой ходячий тезаурус . Наверно он дорого обошелся генералу, но деньги считать я не умела…

И первое испытание своему андроиду устроила по дороге в горы, куда мы с друзьями иногда выбирались на выходные. Дэн ехал за нами на мотоцикле.

Когда-то, прочитав книгу об андроидах, мне было известно, что они быстро реагируют на изменение окружающей их среды, но это характерно для военных андроидов, любые другие имели один недостаток, при смене уровня поверхности и освещения подобный андроид на две минуты выпадал из пространства со всеми вытекающими последствиями, попросту зависал. Это было сделано, конечно же, в целях безопасности человека, или просто сэкономили.

Но, я опять-таки не учла, что телохранитель – это фактически военный, только «одомашненный»… Хотя, об этом позже…

Мы ехали по серпантину, дорога то вилась вверх, то опускалась, на пути встречалось множество коротких тоннелей. Был безоблачный солнечный день и прекрасная погода для машиноубийства, не так ли?

Друзья как всегда болтали о какой-то романтической белиберде, но я была от этого далека, тем более, задавшись святой целью самоосвобождения.

К слову, водила я просто прекрасно, солдатня генерала никогда не отказывала  в помощи, точнее, не имела морального права отказать. Поэтому умела и водить, и стрелять. Но без фанатизма…

Так вот, в определенный момент, не объясняя ничего и никому, я выжала педаль газа. Видимо, друзья в этот момент сами выпали из пространства, но это было уже не важно.

Машина ревела и мчалась по извилистой дороге. Здесь-то и началось светопреставление. Сначала я не смотрела в зеркала, а через десять минут экстремальной езды, сбавила скорость и взглянула назад, там никого не было. Какое же облегчение на мгновение посетило душу, к сожалению, только на мгновение.

Обернувшись обратно, автоматически ударила по тормозам, и машина остановилась в сантиметре от моей механической няньки.

В машине все это время стояла гробовая тишина, я открыла дверь  и вышла. Дэн медленно проследовал ко мне, взял за руку и оттащил к обрыву. Тогда он впервые заговорил…

- Видишь? Видишь эту высоту? - его голос не отражал положенного спокойствия, а выражение лица напомнило мое, когда я впервые его увидела, то есть, гримасу тихой ненависти.

- Вижу, и что?

- Ты меня возненавидела в тот самый момент, как я появился. Верно?

- Верно. И, честно сказать, удивлена.

- Чему?

- А тому, что ты бессмысленный кусок полимера, или чего там еще, а туда же, бросаешься в эмоции. Твоя работа, между прочим, весьма тривиальна. Слушайся и выполняй! Я хочу, чтобы тебя не было. Здесь и сейчас! Так что не усложняй. Не удалось сейчас убрать тебя с моего пути, удастся позже, - в этот момент ощутила приступ ярости.

- Мисс Бэрроу, вы редкостная су…, - тут он осекся и на мгновение замолчал, -  стерва. Видимо, вы не все знаете обо мне. Телохранителя убрать столь дешевыми трюками не получится.

- Да, как ты смеешь со мной разговаривать в подобном тоне? Ничтожная шестеренка! - я готова была взорваться от подобной дерзости какой-то машины, которая вообще должна передвигаться молча. Но уже в тот момент меня посетило странное чувство. Я, конечно, злилась, и в то же время была удивлена его человечностью. Вдруг в голову ворвалась отчетливая фраза – «Он не Андроид!»

 Хотя, андроидом он был на все сто процентов.

Ответа не последовало, Дэн отпустил руку, проводил до машины, усадил на пассажирское сиденье, сел за руль и мы поехали дальше. Про себя я повторяла ту фразу, и на секунду  возникло чувство стыда, но лишь на секунду.

В горах мы пробыли три дня, друзья как-то постеснялись спросить о случившемся, видимо и так все было ясно. Дэн же за все  время не проронил ни слова.

Вернувшись домой, я начала обдумывать новый план. И таких планов было множество. Я даже начала вести дневник:

Среда 12.05  – короткое замыкание – провал

Суббота 15.05 – поджог – провал

Вторник 18.05 – повреждение капсулы андроида – провал

И так далее…

А время шло, Дэн попросту выходил из сложившейся ситуации целым и невредимым, но мне больше ничего не говорил….

Так пришлось мучиться целый год, а потом решила забросить все попытки уничтожения моего охранника. Может быть, стала взрослее, а может быть, он просто перестал мешать…

Глава 4

Мы

Самое главное, я свыклась с мыслью, что Ирис больше не одна, нас теперь двое - Ирис и Дэн. Везде и всюду. Но хороших чувств к нему по-прежнему не питала, хотя, он наверное тоже.

Я окончила школу и  на свое семнадцатилетние  получила официальное согласие в письменном виде от генерала, где он разрешал мне покинуть штат. Что ж, снова отдаленное чувство благодарности за столь благородный жест.

Оставалось лишь собрать чемодан. Когда со сборами было покончено, я  вышла на порог и со словами: «Валим отсюда», направилась к машине. Дэн был послушным мальчиком и вот, мы уже едем в аэропорт. Наконец-то, я далеко от того эгоистичного мирка и не одна!

Мы направились в отель на побережье океана, сколько же тогда я увидела радости и счастья людей, их детей, сколько любви. Но Ирис была  зрителем этого чудесного фильма под названием «счастье где-то рядом», всего лишь зрителем…

 Вставала я всегда рано, пока пляж пустовал. Надевала купальник и рысью мчалась в воду. Уплывала как можно дальше и просто лежала на волнах, совершенно не переживая, что меня унесет течением, так как «субмарина» по имени Дэн через две минуты уже кружила рядом, как акула около жертвы.

И в один из таких дней я обратилась к нему:

- Как так может быть, что ты рассуждаешь подобно человеку? - но он молчал. – Ну, ответь хоть что-то. Все-таки у нас временное перемирие…

- Для чего мне вам что-то отвечать? Моя работа тривиальна. Я слушаю и выполняю.

- Надо же! Он еще и обиделся. Вот так новость. Я и не думала, что адроиды столь злопамятны.

- Я не злопамятный, я просто исполняю команду.

- Ну, да, как же. Ладно, тогда вот тебе задача. Ответь на поставленный вопрос.

- Я такой, каким меня создала корпорация. Моя задача…

- Да, да, да… защищать, служить и бла, бла, бла. Ты мне ответь, как ты считаешь.

-  Зачем вам это нужно?  Чтобы лучше понять, как от меня избавиться?

- Хм… Вопросом на вопрос! А потом он будет говорить, что действует по инструкции. Отвечай. Это приказ!

-  Слушаюсь. Я не знаю. Видимо, благодаря одной из программ, которыми я, по вашему мнению,  напичкан.

- Врешь. Однозначно  врешь. И,  кстати, я уже смирилась с твоим присутствием. Ты…, ты вполне сносный тип, - в этот момент он посмотрел на меня как-то не так, как-то мягко, отчего, неожиданно для себя, я улыбнулась.

- Вы улыбнулись впервые за год, и в вашей улыбке я не определяю ненависти…

- Да, ладно. И вообще, нам пора есть, точнее мне… Пойдем, здесь рядом с отелем есть приличный ресторан.

Тогда столько всего творилось в голове, но почему-то все это не трогало сердце, только разум оценивал поступающую информацию, и все же что-то было такое, чего ни сердце, ни разум пока понять не  могли.

Дни шли. Один за другим, они приближали нас к концу, к концу чего-то хорошего и к началу той самой жизни, от которой я  никак не могла уйти.

Однажды вечером, когда солнце уже скрылось за горизонтом и здешние улицы засверкали в свете неоновых фонарей, я решила посетить местную дискотеку. Мне жутко не хотелось брать с собой Дэна, он постоянно преследовал бы и создавал сплошные помехи на пути к какому-нибудь весьма интересному знакомству, поэтому решила просто сбежать. Клуб «Red Moon» располагался в нескольких милях от нашего отеля, он напоминал огромную сферу, медленно вращающуюся и переливающуюся различными оттенками красного цвета. Я быстро собралась, и пока мой андроид находился в капсуле, тихо вышла за дверь. Оказавшись на улице, поймала такси и направилась в Красную Луну. Там собиралась вся золотая молодежь, которая тратила тысячи долларов, чтобы понаблюдать за тем, как обнаженные девушки и парни лазают по шарообразной конструкции и пытаются дотянуться до висевшего под куполом сундука заполненного деньгами. Зрелище, честно говоря, было отвратительным, но здесь никогда не утихало веселье, посему решила остаться и развеяться.

Яркий свет, мерцающие фонтаны и небывалое количество летающих в воздухе полимерных пузырей, они медленно опускались на волосы, одежду, а стоило шевельнуться, как снова взмывали ввысь и летели до следующей «посадочной площадки». Все искрилось, слышалась музыка, от которой сердце начинало биться часто и прерывисто. Я вышла на танцпол и смешалась с танцующей массой. Этот небольшой, но забавный хаос длился около часа, когда же мне захотелось пить, то на пути к барной стойке встретила парня, он мило улыбнулся и направился в мою сторону:

- Привет, - красавчик был слегка пьян, но это придавало ему шарма.

- Привет.

- Я Сэм.

- А я Ирис, – кокетливо улыбнувшись, посмотрела ему в глаза.

- Позволишь угостить тебя?

- Почему бы и нет.

Мы сели за столик неподалеку от танцпола,  Сэм заказал нам по бокалу Мэредит, это был слабый алкогольный напиток, правда, действовал как энергетик.

Когда выпивку принесли, Сэм обратился ко мне:

- Тебе здесь нравится?

- Ничего так.  Я, конечно, видела места и посерьезнее, но это тоже сойдет.

- А мне не очень. Шумно и безвкусно, - скривился парень.

- И что ты тогда здесь делаешь?

- Ищу какую-нибудь симпатичную девушку, которой так же будет неприятна здешняя компания, – после чего он снова улыбнулся и подмигнул. - И, кажется, нашел. Может, прогуляемся? Здесь есть аллея Белых Теней. Потрясающее место.

- Интересно. Что ж, пойдем.

Мы встали и вышли из Красной Луны, я сразу же ощутила сильный гул в ушах и совершенно забыла о том, что в номере находится Дэн, который даже и не подозревает о том, где я.

Сэм вел меня через пустые улицы, без конца повторял, что особое место практически уже за углом, однако, минуя перекрести, мы снова оказывались на очередной пустынной улице, где уже не было столько света. До меня наконец-то дошло, что парень явно ведет меня не на обещанную аллею, а куда-то еще. Спустя полчаса скитаний, мы остановились у невысокого здания, в котором горело лишь одно окно, тогда Сэм повернулся ко мне и сказал:

- Ну, вот мы и пришли.

- Только это явно не аллея. Куда ты меня привел?

- Знаешь? Сюда многие приезжают для того, чтобы посорить деньгами, и поиздеваться над теми, кто вынужден зарабатывать их через унижения. Ты такая же. Богатенькая девочка, жаждущая зрелища, но сегодня тебя ждет особое представление, в котором ты лично поучаствуешь, – мгновенно из милого паренька навеселе он превратился в нечто отвратительное.

- О чем ты говоришь? Я впервые оказалась здесь!

- Разве? А как же места посерьезнее?

- Я имела в виду совершенно другое, – затем осмотрелась и поняла, что нахожусь в лабиринте из домов, а вокруг ни единой души, тогда сердце дрогнуло.

- Плевать! Иди вперед!

И он затолкал меня в двери, мы шли по темной лестнице, пока не остановились у двери. Сэм постучал и ему открыл парень, одетый в странный костюм, напоминающий цирковой наряд. Меня завели в квартиру, в которой творилось что-то непонятное. В каждой комнате заседало по нескольку человек, все чего-то ждали. Я же обратилась к своему сопровождающему:

- Послушай, меня же все равно будут искать. И если найдут, вам несдобровать.

- Вряд ли найдут, здесь везде антисканы. Ни люди, ни машины тебя не отследят.

- И что же ты хочешь со мной сделать?

- Видишь тех парней, что сидят напротив, – он указал на шестерых мужчин, занявших диван у закрытой двери. – А видишь ту комнату? Там с таких как ты сбивают спесь, думаю, более не нужно объяснять. Правда, сейчас там занято, но скоро настанет и твоя очередь.

Он завел меня в подсобку и запер. Теперь оставалось только одно, слушать противную тишину и ждать момента, когда произойдет нечто кошмарное. Как же я тогда ругала себя за то, что сбежала от Дэна.

Спустя час послышался скрип отворяющейся двери, затем топот и звук, похожий на то, будто кого-то тащат, затем все снова стихло. Но, не прошло и пяти минут, как  дверь подсобки открыли и все тот же Сэм вытянул меня из комнаты, после чего провел в гостиную, наверно этой была гостиная.

 Мои руки тряслись,  в груди не хватало воздуха, но я ничего не могла сделать. Это наверно худшее из состояний, когда ты чувствуешь себя животным, которое ведут на бойню, но при этом ты все осознаешь, только воспрепятствовать не можешь.

Сэм собрался завести меня внутрь жуткой комнаты, как раздался звонок в дверь. В этих зданиях еще были дверные звонки…Все сидевшие сразу же поднялись и повытаскивали оружие, они выстроились вдоль стен и велели Сэму узнать, кого нелегкая принесла, я же села в углу дивана. Как только этот мерзавец оказался напротив двери и уже хотел спросить, вдруг та за секунду слетела с петель и устремилась прямиком в Сэма. Урод так и лег. Остальные сразу же пригнулись и начали целиться, но на пороге никого не было, а спустя минуту один из верзил  упал, из его головы фонтаном забила кровь, пуля прошла сквозь стену и пробила ему череп. Люди открыли огонь на поражение, они стреляли по стенам, но когда магазины опустели, замерли, начали всматриваться в белую пыль, поднявшуюся от того, что часть стен была разрушена напалмом.

Спустя еще пару минут в этом облаке из извести и бетона появилась темная фигура, некто стоял неподвижно, затем глаза этого создания засветились оранжевым светом, а все вокруг закричали: «Бот! Это бот! Уходим!». Я пыталась увидеть его лицо, но все по-прежнему было в пыли и дыму, поэтому продолжала сидеть на своем месте. Пока вокруг творилась суматоха, и те люди пытались выбежать через запасной выход, андроид вышел вперед, и я увидела его, своего Дэна! Он направлялся прямо ко мне, но в этот момент неожиданно появился Сэм и схватил меня за волосы:

- Сделаешь хоть шаг, бот… разнесу ей башку, - встал позади и уперся дулом пистолета мне в висок.

 Тогда Дэн невероятно быстро поднял руку с полуавтоматическим Бертом-Т6 и выстрелил ему в голову, угодив прямо в лоб. Все это произошло меньше чем за секунду, Сэм даже не успел среагировать, остальные в этот момент остановились и направили стволы на моего телохранителя, но андроид произнес:

- Лучше не стоит, – сказал это тихо, но четко.

Все здесь присутствующие понимали, сражаться с андроидом не имеет смысла, человек бессилен перед такой машиной для убийства. Они медленно опустили оружие и так же медленно подняли руки, после чего отошли в сторону и застыли в ожидании, а Дэн посмотрел на меня:

- Каким будет приказ? Уничтожить или оставить в живых?

Тогда я обернулась в сторону Сэма и еще одного, которого  убили первым, затем подняла взгляд на сдавшихся. Они были напуганы, у некоторых дрожали руки, я-то желала смерти каждого из них, но понимала, что не имею на это права, поэтому отвернулась и пошла в сторону двери, сказав напоследок:

- Уходим Дэн, они уже мертвы.

- Слушаюсь. – Дэн опустил пистолет и немедленно спрятал его в кобуру, после чего последовал за мной.

На улице он усадил меня в машину. Пока ехали, Дэн не проронил ни слова, но стоило нам подъехать к отелю, как началось:

- Я должен сообщить вашему отцу обо всем случившемся.

- Что?! – у меня перехватило дыхание от услышанного. – Нет! Ты будешь молчать, а иначе он больше никогда не выпустит меня за пределы штата.

- Я не имею права умалчивать такую информацию. Была угроза жизни, это все зафиксировано. Даже если бы я и хотел скрыть, все останется, информация через десять минут уйдет на сервер.

- А ты можешь ее удалить? Стереть?

- Да.

- В чем же тогда проблема? Удали ее немедленно!

- Не могу, это не по Уставу.

Тогда я замолчала и откинулась на спинку. Все это время злилась только на себя, я понимала, что виновата и стоило мне впервые в жизни выехать за пределы Теннеси, как тут же все испортила. Но, есть правила, есть Устав, по которому действуют все андроиды, поэтому требовать от него скрыть  что-либо бесполезно.

После того дня я больше никуда не уходила в одиночестве, мы все время были вместе и это больше не раздражало. Когда Сэм завел меня в ту квартиру, я, безусловно, испугалась и уже была готова к самому худшему, но почему-то мне удалось достаточно быстро справиться с тем стрессом. То ли от того, что все произошло слишком быстро, то ли от того, что я не осознавала всей серьезности происходящего в силу возраста.

 

Наступил предпоследний день отдыха у океана. Я решила не покидать территорию. Хотелось просто посидеть на берегу полюбоваться бескрайней синевой, ощутить, как волны уносят печаль, одиночество, пустоту. Как удивительно тогда менялся мой мир, он просто исчезал, а на его месте появлялось огромное бегущее пространство, но бегущее неторопливо…

Дэн все это время держался рядом, сидел на песке и смотрел туда же, куда и я… Тогда я снова с ним заговорила:

- Спасибо.

- За что, мисс?

- За это - я указала вперед

- За океан?

- Да, что с тобой? Видимо это от того, что мы редко разговариваем, ты как-то тупеешь, Дэн - я не выдержала и засмеялась, а он впервые за долгое время улыбнулся

- Возможно, надо проверить исправность мыслительного аппарата – продолжая улыбаться, ответил он, и закрыл глаза.

- Можешь пока зависнуть, а я скажу, за что благодарна. А благодарю тебя за то, что ты там же, где и я. Всегда. Если смотрю в окно, ты вторишь мне, если на людей, ты так же. И сейчас, но сейчас это особенный момент.  Может ты и делаешь все автоматически, без эмоций, но мне тогда кажется, что все наоборот… Вот за что спасибо.

Тогда, не открывая глаз, Дэн произнес:

- Я это делаю не автоматически, а потому что вы так хотите.

- Но, я не просила тебя об этом, никогда.

- Знаю, тем не менее, вы этого хотите.

- Чего же?

- Быть не одной.

Меня это очень задело, задело до глубины души. Хоть я и перестала ненавидеть его, и мне уже стало приятно его присутствие. Но! Почему даже машина видит мою слабость, мое одиночество и как ОН может такое говорить? ОН, кому присвоен табельный номер, и кто  просто существует, но не живет! Я очень разозлилась, ко мне вернулось все то, от чего я старалась закрыться годами, от чего пыталась уйти каждый день. И, конечно же, не выдержала. Причем, даже слезы выступили из глаз, что для меня было редкостью.

- Зачем? Зачем, ты мне это говоришь?

- Простите, а что такого я сказал? - сколько же недоумения было в его лице и, самое главное, испуг, видимо из-за слез, которых он никогда раньше не видел.

- Ах ты, несчастная машина, бедная, несчастная машина… Твой процессор не понимает, что такого… Я скажу тебе, что такого, - ну тут мои нервы совсем не выдержали, и вскочив,  откровенно начала рыдать. -  Видимо, ты долго выжидал момент!

- Какой момент? - Дэн также подскочил, словно прозвучала боевая тревога.

- Момент мести за то, что я пыталась избавиться от тебя… Да! Тысячу раз, да! Пыталась и теперь сожалею об этом. Ты не знаешь, кто я, как жила и что со мной происходило все эти годы. Мое одиночество, это мое проклятье, на которое я себя обрекла, родившись на этот свет! Но, тем не менее, я бегу от этого всю жизнь. Не хочу быть одна, но не могу. Потому что  я такая… И ты бьешь мне в спину, сейчас, когда, казалось бы, мне удалось удалиться от своего одиночества, пусть даже мысленно! Ненавижу тебя! - наверно, в этот момент рядом со мной начал образовываться второй океан - из  слез. Я закрыла глаза руками и просто рыдала, вспоминая все и всех: отца, маму, эту пустую и никчемную жизнь.

Дэн стоял рядом в полной растерянности, он начал без конца повторять: «Прости, я не хотел, прости меня, я никогда не хотел и не захотел бы мстить тебе», потом подошел еще ближе,  но сделать ничего не мог, или не знал, что делать. Тогда я сама обняла его, просто обняла и, как говорится, рыдала у него на плече. Я запомнила тот момент на всю свою жизнь, впервые мое чувство одиночества куда-то испарилось. Так мы простояли, наверное, около часа, после чего я отпустила его и спросила:

- Дэн? Я чудовище? Маленький и избалованный монстр?

- Нет. Ты особенная. Видимо, именно из-за тебя я могу хотя бы на половину чувствовать себя человеком.

- Как ты можешь чувствовать это? Ведь ты почти всегда молчишь.

- Может быть, и молчу, но не перестаю наблюдать за тобой.

- Ну да…ты же мой телохранитель.

- Наблюдать не как за охраняемым объектом, а как за самым необычным и удивительным человеком, за Ирис.

- И мы наконец-то перешли на «ты», - печально усмехнулась.

Возможно, в тот момент если нас кто-то видел на пляже, то счел бы парой влюбленных, мне и самой показалось, что Дэн признался в своей симпатии. Тогда захотелось его поцеловать. Ведь это первое существо в этом мире, которое смотрело на меня не как на богатенькую девицу с дрянным характером, а как на человека, на девушку с добрым сердцем, но тяжелой судьбой.  Но поцеловать его не хватило духа, ведь он все-таки андроид…

После такого хотелось просто пропасть, исчезнуть, превратиться в нечто неосязаемое, невесомое и быть нигде и всюду одновременно.

Странная она штука - жизнь. Когда у человека ничего нет, он беден и несчастлив, а когда есть все, то человек все равно несчастлив, потому что одинок. Мой Генерал, как раз, яркий представитель богатого и несчастного человека, чье несчастье перекинулось и на меня. Но что я могу сделать, чтобы перебороть одиночество? Ничего! Мы живем в таком мире, который перестал быть нам родным. Все превратилось в гонку и если тебе удалось прийти первым и остаться при этом живым, то ты победитель. Но, ты один! Конечно, еще остались люди свободные, и могли жить в обществе, заводить семьи, возможно, у них еще остались силы быть счастливыми. Однако как быть тем, кто полностью зависел от системы, кто не мог разорвать связь между своей жизнью и политическими интригами, кто не мог оградить себя от эгоизма близких ему людей?

Так и мне не представилось возможности спастись от системы. Раньше, несколько веков назад можно было просто сбежать и жить самостоятельно. Но сейчас это невозможно. Если попробовать сбежать, то перехватят другие, кто захочет воспользоваться твоей жизнью и обменять ее на нечто более ценное - на информацию. Тогда все будет еще хуже.

Генерал, несмотря на весь свой оборонный состав, все-таки давал мне свободу, пусть мнимую, ненастоящую, но я могла чувствовать себя вне системы. Другим, подобным мне, такого случая не представилось. Вся их жизнь сводилась к строго прописанным маршрутам, а когда они вырастали, сразу же попадали в систему и становились ее неотъемлемой частью, ее движущей силой.

Конечно же, я не хотела быть одной из них, но как этого избежать не знала.

Итак, я одновременно, и одинока, и нет, но это благодаря нему - Дэну. Он скрашивал мое существование, даже друзья не могли помочь с этим, а он смог. Может быть, это и есть путь к счастью, общаться и жить рядом с машиной? Значит, пусть будет так. А вдруг, когда-то все изменится, и я смогу найти свою нишу вне окружения  генерала, вне охраны, и Дэн сможет служить и защищать кого-то другого, кто не будет требовать от него быть человеком. Но пока все будет так, как есть здесь и сейчас.

Глава 5

Возвращение

Настал тот день.  Нужно было собираться и возвращаться в дом генерала.

В это утро совсем не хотелось вставать из кровати. Дэн пришел ко мне в комнату в половине седьмого и сказал:

- Пора. Необходимо успеть на самолет. Вещи упакованы. В ванной комнате все необходимое, чтобы одеться. 

Мне как-то стало неприятно, и я, как всегда, решила что-нибудь сотворить в отместку:

- Знаешь? Мне что-то не очень хорошо. Наверное, я заболела. Помоги, - все эти слова говорились из-под одеяла и несчастным голосом.

- Чем я могу тебе помочь? Могу вызвать доктора.

- Нет- нет, не надо доктора. Отнеси меня в ванную, - я все думала про себя, если уж суждено жить рядом с Дэном,  то можно использовать его для моих маленьких прихотей. Стервой  я  уже была, а вот капризной занудой еще нет.

- Хорошо. Тогда держись крепче.

В одно мгновение Дэн подхватил меня с кровати и понес. Что ж, ощущение было весьма приятным. Так дошли мы до ванной.

- Где тебя оставить?

- Не надо меня оставлять, поставь в ванну и стой здесь, рядом - за шторкой. Вдруг, мне станет хуже, и я упаду…

- Будет исполнено. А тебя не будет смущать мое присутствие здесь? Насколько мне известно…

- Ничего тебе неизвестно, просто стой и все…

Дэн, конечно же, отвернулся. Хотя зачем - непонятно. Он ведь не мог проявлять чувства смущения или стыда. Но, да ладно. Я сняла с себя рубашку  и задвинула шторку:

- Скажи, а ты моешься? – спросила, намыливая себе голову.

- По мере загрязнения.

- Странно, я никогда этого не видела.

- Конечно, не видела, ведь я жил в смежном номере.

- Но я и дома этого не замечала.

- Может быть от того, что была увлечена идеей уничтожения меня.

- Может быть, и если бы ты сейчас меня видел то,  в общем, я покраснела.

- Фактор смущения, интересно. Значит, тебе стыдно. Рад слышать.

Мне действительно было очень стыдно, но самое главное то, что Дэн не просто воспроизводил свои воспоминания, он, все-таки, ощущал и обиду, и иронию, хоть и не признавал этого. А вдруг он не совсем машина? Мысли одолевали. И пока они одолевали,  я успела помыться, завернуться в полотенце и попроситься к своей нянечке на ручки:

- Все, я готова, можешь забирать.

- Ты одета?

- А если нет, то что? Оставишь здесь всю такую больную и беспомощную?

- Ирис! Я не…  - Дэн как-то замялся и несколько секунд не мог сформулировать мысль. -  Я не должен видеть тебя в обнаженном виде. Вот.

- Почему же? Тебе ведь все равно. Или в твоей программе есть какая-то особая инструкция по оказанию помощи обнаженным девушкам?

- Так, ты одета?

- Ладно, не переживай. Я завернута, упакована и готова к транспортировке.

- Хорошо, тогда иди сюда.

Я отодвинула шторку и застыла,  на меня смотрел такой красивый мужчина, весь в тумане от пара. Дэн что-то не торопился брать меня на руки, просто стоял и смотрел.

- На что смотришь?

- На тебя. На то, как вода стекает с волос, с лица…Это, как вы - люди, говорите…Красиво.

 - Значит, ты еще можешь оценивать степень прекрасного. Удивительно…

- Все, я оценил, могу приступить к транспортировке, - Дэн так многозначительно улыбнулся. И какая чудо-компания его только создала?

Дэн - андроид принес обратно свою подопечную и вышел на балкон. Мне сделалось так хорошо, мысли пропали, была только я и одежда на кровати.

Полотенце осталось на полу, я же взяла легкое платье, приложила к себе и засмотрелась в зеркало. Дэн все это время стоял на балконе и, вроде бы, не обращал на меня никакого внимания….

А я вспомнила момент, когда он улыбнулся в ванной. Что же это было? Просто подражание эмоциям человека или истинные чувства и ощущения? А может быть, он учится на мне воспринимать мир? Если так, то это было бы здорово. Я бы училась его рациональности, а он - моей человечности. Отличный тандем получился бы.

Пока я размышляла о нашем с ним партнерстве, заметила, что Дэн периодически поворачивается и смотрит на меня. Что ж, пусть смотрит и видит то, как прекрасно быть человеком. 

Одевшись, я собрала оставшиеся вещи.

Мы ехали на машине, Дэн был за рулем. Как же здорово, что генерал преподнес мне такой подарок. Может, когда-нибудь, я скажу ему спасибо.

Солнце скользило по коже, волосы развевал ветер, и можно было закрыть глаза.

Так жизнь научила меня ценить настоящее.  От прошлого всегда хотелось бежать, а будущее не сулило ничего хорошего, поэтому оставалось только настоящее. Хотя, меня все еще ждал неприятный разговор с генералом о том, что больше я никогда не покину своего дома, но в памяти останется это место, которое хранит все же больше приятных воспоминаний.

Впереди показался аэропорт, а мне так не хотелось лететь обратно.

- Все. Приехали. Самолет уже ждет - Дэн произнес эти слова холодно и жестко, после чего все мое хорошее окончательно куда-то улетучилось.

- Понятно. Пойдем.

Он обошел машину и открыл мне дверь. Потом был полет. Дэн сидел рядом, а я дремала у него на плече. Мы с ним были как нечто целое и раздельное одновременно. Ведь он андроид - человек и машина в одном лице. Видимо, все прозаично и просто до безобразия. Но в сказки верить не приходилось. Дэн то, что мне сейчас нужно, с ним можно говорить как с человеком, хоть и с немногословным человеком, но в то же время с ним нельзя сблизиться. Я его считала своим, поэтому позволяла себе немного лишнего, по причине неспособности андроидов вырабатывать чувства привязанности, симпатии и смущения, хотя в последнем  появились сомнения.

Пока я дремала, мне снился сон, который переплетался с реальностью: с шумом двигателей, с разговорами других пассажиров. В этом сне был Дэн, и он был человеком. Мы с ним разговаривали, смеялись, где-то гуляли и часто смотрели друг другу в глаза. Хороший сон, такой настоящий и успокаивающий, затем самолет вошел в зону турбулентности, и я проснулась. Дэн сидел и смотрел куда-то вперед, как всегда. В иллюминаторе виднелись облака, такие причудливые и странные, как будто кто-то их набросал и слегка взбил руками.  Я смотрела на небо и слушала монотонные неразборчивые шушуканья сидящих позади людей, пока одна из пассажирок не обратилась ко мне:

- Привет!

То была молодая девушка, немного старше меня, и летела она, как выяснилось, со своим братом в гости к родственникам.

- Привет.

- Это твой жених?  - она кивнула в сторону Дэна

- Нет, это не … - я даже не успела ничего сказать, как меня перебили

- Я Гейл. Это мой брат Скай. А как тебя зовут?

- Э-э-э-э… ну, Ирис.

- Приятно познакомиться, – протянула руку в промежуток между сидениями. – Так, вернемся к главному. Это твой бойфренд? - Гейл оказалась весьма любопытной особой.

- С чего ты решила?

- Просто, пока ты спала, я видела, как он на тебя смотрит. По моему опыту так смотрят только влюбленные.  Ты, конечно, извини меня, что лезу не в свое дело, но нам с братом нравится угадывать, кто кому кем приходится.

В этот момент я посмотрела на Дэна, он, очевидно, был на перезагрузке и не слышал нашего разговора.

- Нет, это не мой парень. Вообще-то он андроид и мой телохранитель.

- Здорово! Значит ты какая-то важная шишка, раз к тебе охрану приставили. Но тогда он очень серьезно охраняет тебя, с любовью… - Гейл засмеялась, мне как-то тоже стало смешно.

- Нет, я не шишка, я скорее семечко этой самой шишки. Да, ты права, Дэн особенный, сделан по спецзаказу.

- В него встроили функцию любить и обожать клиента? - она все смеялась и толкала брата локтем в руку, тот периодически отрывался от планшета и хихикал вместе с ней

- Наверно.

- Тогда тебе очень повезло, - сказала Гейл.

- Да уж, повезло, – в душе вдруг поселилась грусть, но сердце радовалось от услышанной новости, оказывается, он все это время на меня смотрел.

После разговора очередные мысли посетили голову, и перебирала я их вплоть до самого прилета. Посадка была мягкой, у аэропорта нас уже ждала машина, так что мы сели и поехали в дом генерала. Хоть и становилось все хуже на душе, однако грели приятные мысли, воспоминания, тогда я впервые начала думать о прошлом с радостью.

Еще в аэропорту пошел дождь, мимо нашего авто пролетали блики света от соседних машин. Спустя полтора часа военный джип свернул и заехал в ворота. Я здесь, снова и казалось - навсегда.

Генерала как всегда не было или он просто, как всегда, не выходил из своего кабинета. Дэн занес мои сумки в комнату. Почему-то он стал таким официальным:

- Даже не скажешь – пока?

- Приятного отдыха, мисс.

- Хм! А ты еще и лжец.

Он посмотрел на меня абсолютно пустым, холодным взглядом и вышел из комнаты.

Все-таки с ним не так все просто. Дэн не просто андроид, он что-то искусственное с чем-то настоящим. Неужели они все такие, телохранители?

А пока, разобрав вещи и немного перекусив, я легла спать и проспала до утра.

Глава 6

Неприятные новости

На следующее утро проснулась от дверного скрипа, горничная принесла записку. Я нехотя приняла бумагу. В наше время обычно использовали скайфай, гаджет проецировал сообщения на ближайшие поверхности или транслировал видео-обращения в виде голограммы, но генерал предпочитал по старинке:

 « в 9.30 к нам в дом приедет миссис Габриель Майлз, тебе необходимо спуститься к этому времени ко мне в кабинет. Будет серьезный разговор. Оденься официально. Отец » 

Меня сразу передернуло от этого послания.  Написано в его духе,  но когда он присылал мне подобные сообщения, разговор заканчивался неприятными для меня известиями. Так мне сообщили о смерти мамы, так меня переселили на верхний этаж в полную изоляцию от отца, так меня перевели в спецшколу с абсолютно ужасными преподавателями и так далее.  Возможно, этот разговор будет как раз о том инциденте, что произошел во время нашего путешествия.

Как и запросил генерал, я надела официальный костюм, который походил на темно-серый комбинезон с воротником-стойкой, спустилась на первый этаж и подошла к его кабинету, затем постучала.

- Заходи, Ирис, - голос генерала звучал всегда очень жестко и четко, и кто его не знал, сразу представляли себе комнату для расстрела, а его - палачом.

Я зашла.  Эта женщина - миссис Майлз уже сидела в кресле спиной ко мне. Генерал указал на соседнее посадочное место и, поприветствовав  гостью,  я  села.

- Ирис! Это миссис Габриель Майлз. Она является заместителем нашего Управления и одновременно ректором Академии. Я думаю, ты знаешь, о каком учебном заведении идет речь.

- Да, знаю. Академия военного дела и внедрения андроидных систем в боевое поле.

- Верно. Уважаемая миссис Майлз согласилась принять тебя в нашу Академию. Но, так как ты закончила спецшколу, для тебя будет одно преимущество. Ты поступишь сразу на третий курс. Вам слово, Габриель…

- Спасибо, мой генерал. Итак, мисс Берроу. С сегодняшнего дня вы приняты в Академию. Учебный семестр начнется через три дня. Вам необходимо внимательно ознакомиться с правилами и инструкциями нашей Академии. Форму и необходимую документацию я привезла. Надеюсь, вы будете похожи на своего отца, он человек редкой пунктуальности и невероятно строг к себе и своим подчиненным. Ну, что ж, у меня все.

- Ирис, ты все услышала, теперь можешь идти.

- Отец, у меня только один вопрос. Можно обратиться?

Генерал, конечно же, не хотел более терпеть меня рядом, но в угоду своей коллеге согласился:

- Да.

- Дэн остается при мне?

- Да. Это все?

- Все.

- Тогда ступай.

- До свидания, миссис Майлз.

Я вышла из кабинета, и мне хотелось добежать до пруда в саду и утопиться. Не представляю, как удалось сохранить самообладание в этом проклятом кабинете. Лучше бы мне запретили навсегда покидать пределы родного штата. Главный и единственный вопрос, который роился сейчас в голове, это: «Где Дэн?»

Выбежав из дома, направилась в помещение для прислуги, надо было срочно найти  его!

В доме для слуг в это время находилась Кайли, пожилая и очень отзывчивая женщина, она в свое время приняла на себя много обязанностей по моему воспитанию.

- Кайли? – обратилась к ней.

- Ирис! Здравствуй, детка. Что с тобой? Что случилось, на тебе лица нет?

- Это не важно, пока я здесь живу, со мной все время что-то случается. Скажи, ты видела Дэна?

- Ну,  да. Он в своем боксе.

- Хорошо, спасибо, Кайли.

-Не за что… - она так и осталась сидеть в своем кресле.

Я пошла в самую дальнюю комнату и зашла внутрь. Бокс переместили сюда. Подбежав к нему, начала стучать и, видимо, так сильно, что Дэн принял это за тревогу.

Он выскочил оттуда и с недоумением уставился на меня. Все системы в боксе зашкаливали, все равно, что высокий пульс у человека, который находится при смерти.

- Что случилось? Что с вами?

- Да, прекрати ты! Хватит со мной на Вы. Поедем скорее, поедем отсюда. Бери мою машину! Только быстрей, прошу….

- Хорошо, идем….

Мы направились в гараж, взяли машину и выехали за пределы ворот.

- А теперь, езжай так быстро, как только можешь. И, умоляю, не останавливайся! - моя голова горела огнем, сердце сжималось, а глаза снова наполнялись слезами.

Дэн ехал, молча, иногда он смотрел на меня, но ничего не понимал. Прошло, наверно, несколько часов, прежде чем я наконец-то смогла сказать:

- Останови.

- Но мы посреди леса.

- Ну и что. Останови, я приказываю, - голос  у меня был тихий, бессильный.

Дэн остановил машину, по обе стороны от шоссе простирались густые леса, а солнце медленно опускалось к линии горизонта.

 - Теперь ты можешь снова стать собой? Можешь быть тем самым получеловеком, каким был там, у океана? Скажи, Дэн…

- Да. Могу, я уже стал. Что с тобой случилось?

- Моя жизнь закончилась, даже не начавшись - слова просто срывались с губ, а глаза даже не могли открыться, я откинулась на сиденье и стала такой слабой, какой давно уже не была, -  меня отправили в Академию, к какой-то там миссис Габриель Майлз, - сколько же  злости я вложила, произнося это имя - Знаешь, что это за Академия?

- Знаю.

- Вот, и я так же ответила генералу. Это Ад, это страшное место, где из людей делают машины, а точнее шестеренки для огромного механизма. Там теряется вся твоя суть, теряется душа. Он хочет окончательно уничтожить меня. Знаешь, оставь меня лучше здесь, а генералу скажи, что ее больше нет.

- Ты же знаешь, что я тебя не оставлю.

- Тогда ты засланный шпион и тоже хочешь моей смерти.

Сказав это, я рывком открыла дверь и побежала в лес. Дэн тут же среагировал и пустился за мной. Но я же знала про этот несчастный эффект – «свет - уровень поверхности» и поэтому побежала туда, где солнце еще не ушло, и лучи света врезались в деревья, отбрасывая многочисленные тени.

Он не окрикивал, просто бежал следом. Моей же единственной целью было добраться до какого-нибудь обрыва и прыгнуть. Все равно моя жизнь ничто. И вовсе она не ценна.

Вдалеке как раз была та самая спасительная пропасть. И когда я до нее добежала и почти прыгнула, то резко ощутила себя в чьих-то руках, а потом резкий кувырок, и я уже лежу на земле вплотную с обрывом. А Он надо мной.

- Чего ты хочешь этим добиться? - тогда впервые мне пришлось наблюдать ярость андроида. Он с невероятной силой ударил кулаком по земле, затем схватил меня и поднял как котенка. - Я еще раз спрашиваю, чего ты хочешь этим добиться?!

- Ничего! Ничего! Ничего… ничего… - от выкриков, я перешла к тихому шепоту и тихим слезам. - Неужели ты не видишь мою жизнь! Я никому не нужна. У меня ничего нет в душе и сердце. Мне не для кого жить.

- Неправда!

- Да? И кому же я так нужна? Не тебе ли? Андроиду-телохранителю с периодическими сбоями в программе?

- Именно мне, - он сказал это тихо, и сразу же отпустил меня. - И у меня нет периодических сбоев в программе.

- Тогда что же ты такое?

- Я не знаю. Но я могу чувствовать, могу ощущать тебя.

- И для чего же я тебе тогда? Для самопознания?

- Нет. Без тебя я чувствую сильную боль где-то здесь, - он показал на грудь. - И я не знаю, что это. Но всем своим разумом понимаю, что только ты даешь мне больше, чем все мои системы питания. Я хочу быть рядом и видеть тебя, хочу, чтобы ты спала у меня на плече, как там, в самолете, хочу, чтобы прикладывала к себе одежду и смотрелась в зеркало.

- И тебе это нравится?

- Мне нравится все, что ты делаешь.

- И что теперь? Ведь я не хочу возвращаться туда, я не хочу жить по его законам.

- Я хочу, чтобы Ирис-Грейс Берроу жила.

-  Что же это будет за жизнь?

- Не знаю, но мы справимся с этим, вместе пройдем через все. И еще, я уничтожил все данные о том событии.

- Как? Ты пошел против Устава? Почему?

- Не хочу видеть, как ты страдаешь в изоляции от остального мира.

Любой бы девушке понравились сказанные слова, и она бы кинулась в объятия к такому мужчине. Что ж, я  была не исключением, но броситься в объятия не смогла. Мое внимание было приковано к его глазам, какие же у него красивые глаза, нереально красивые. Зеленые с оттенком янтаря. Такие ясные и яркие и они так пронзительно смотрели на меня. Наверно, только благодаря этим глазам мой страх пропал, хоть и временно.

В то время многое между нами происходило на уровне взглядов.  Так мы читали друг друга, учились понимать без слов, а иначе было нельзя. Так и сейчас, только глаза в глаза и ничего более. Может, подобное и выглядело странно, но для нас это стало истинным удовольствием. Все равно, что столкновение двух галактик, когда одна проникает в другую и частицы перемешиваются, заполняют пустоты в пространстве.

Глава 7

Водопады

После того разговора все изменилось. Стало проще, и меня уже не обременяла мысль об учебе в Академии. Возможно, это шанс, шанс узнать больше об Андроидах, а возможно, даже стать одной из их создателей.

Начался семестр, наступила осень, и дни начали неспешно сменять друг друга.

Дэн всегда был рядом.  После учебы мы уезжали как можно дальше от академии и долго бродили по паркам или аллеям. Он по-прежнему много молчал, а мне это очень нравилось. Зачем говорить, если и так все понятно. Разговоры о прекрасной погоде или о новых фильмах - это не о нас, нет. 

Учеба в академии дала мне массу преимуществ, в первую очередь –огромное количество информации об андроидах,  во вторую – способы и методы применять эту информацию на практике. Я действительно стала профилироваться на создании андроидных систем, в частности, на проектировании, введении в эксплуатацию и испытании отдельных единиц. Это оказалось невероятно интересно и поглотило меня целиком. А всем известная миссис Майлз оказалась неплохой наставницей, она, конечно, была чрезмерно строга, но, к счастью, справедлива. 

Затем пришла зима, потом снова весна и так далее. Сезоны сменяли друг друга очень быстро, и тогда я начала задумываться о красоте мира, в котором мы живем. Когда лето приходит на смену весне, когда зима приходит на смену осени, меняется и наше настроение, оно как будто подстраивается под природу, под ее прихоти и желания - с дождями приходит грусть, с солнцем радость, а со снегом приходит надежда.  И все это происходит не просто так, человеку необходимо меняться, необходимо чувствовать и ощущать разные эмоции, а иначе нет смысла жить.

 

 

Так я проучилась два курса, оставалось еще столько же.  На каникулах, как всегда, по письменному разрешению генерала, мы с Дэном отправлялись в очередное путешествие.

 На этот раз удостоились чести отправиться в Африку, к водопадам. Снова полет, снова дорога к месту назначения.

Когда мы оставались наедине, да еще и за тысячи миль от владений генерала, то становились более непринужденными, по крайней мере, я.

- Ну? Дэн. Как тебе здесь?

- Мокро.

- И все? Только мокро, а как же: хорошо, замечательно и прочие эпитеты?

- Не знаю. Если тебе нравится, значит все хорошо.

- Как-то ты странно себя ведешь… За весь полет ни слова, а теперь просто «не знаю». Может быть, тебе надоели все эти перемещения?

- Нет, не надоели, мне не может что-то надоесть. Просто я считаю, что это небезопасно. В пределах страны это одно, но за ее границами…

- Не переживай, мне уже девятнадцать лет и за все три года  ни одного покушения, вообще ничего. Видимо, я не очень важная персона, но оно и к лучшему. Не так ли?

- Ты пока еще не очень важная персона только потому, что генерал приложил немало усилий для того, чтобы сделать твою жизнь прозрачной, в частности, во мне есть датчики для искажения любого сигнала слежения.

- Что ж, спасибо ему за это. А про встроенные датчики я прекрасно осведомлена. Ведь ты сам знаешь, на кого я учусь.

- Знаю.

- И все же тебя что-то беспокоит. Не скажешь, что?

- Нет такой информации, прости.

Весь разговор Дэн куда-то смотрел и создавал впечатление разговаривающей мебели. Было как-то неприятно, что в такой момент, когда мы остались одни и стояли на смотровой площадке напротив водопада, он изображал холодную никелированную поверхность.

После чего, недолго постояв и полюбовавшись видом,

я направилась к отелю. Благо, он находился в полумиле от водопада. Дэн занес сумки в номер и, усевшись в кресло, отправился на перезагрузку.

Конечно, мне было строго запрещено идти куда-то в одиночку, но что сделаешь с таким характером, тем более компании все равно никто бы не составил. Так, я решила пройтись вдоль отеля и осмотреться.

На улице стоял полдень, было невероятно жарко и влажно, но как же, оказалось,  приятно гулять по этой влажной жаре, просто не передать словами. Отдыхающие бродили  возле бассейнов, гуляли по пальмовой аллее. Мне действительно стало нравиться наблюдать за ними.

Немного побродив  по территории, отправилась к подножию водопада, там было так спокойно и прохладно, только грохочущие  потоки воды,  срывающиеся с высоты, и  пар, укрывающий  медленно текущую реку.  Я залезла на большой камень, который покоился за струями водопада, и сидела на нем в полном уединении от всего мира. Сидела до тех пор, пока не услышала всплески, кто-то приближался.

- Кто здесь? - раздался мужской голос.

- Я!

- Кто, Я? - он стоял с обратной стороны, и увидеть его, конечно же, не могла.

- А кто Вы, позвольте спросить?

- Я тот, чье место вы заняли.

- А что? Это частный камень? Или вы, лично, его с собой привезли и положили сюда? - какая наглость, подумала в этот момент.

- Просто, в это время я сам люблю здесь сидеть и прятаться от чужих глаз, - с этими словами незнакомец зашел за водопад и предстал передо мной.

- Что ж, теперь вам придется потесниться, ибо я здесь буду еще целый месяц, - мои слова были сказаны не без улыбки, ведь впереди стоял очень симпатичный молодой человек и так пронзительно смотрел на меня.

- Ну, раз так, то я согласен предоставить вам, речная нимфа, добрую половину камня. Я Эрик. А как же зовут речную нимфу? - он так мило улыбался и не стеснялся проявлять все свое обаяние.

- Речную нимфу зовут  Ирис.

- И откуда ты? Из какого штата?

- Хм, пусть я лучше буду здешней речной принцессой…

- Ок!

Но тут в голову ворвалась мысль, что Дэн, наверно,  уже идет сюда, и мне не поздоровится, если он узнает о моем неуставном поведении.

- Ой! Мне уже пора. Было очень приятно познакомиться, но мне надо бежать. Пока!

- Мы еще увидимся? – сказал Эрик мне вслед.

- Может быть. Если ты не унесешь камень с собой, - в этот момент я спрыгнула со своего охраняемого объекта  и, оказавшись в воде по грудь, поплыла к берегу.

Выйдя из воды, быстренько побежала вверх по тропинке, которая вела к отелю. И мои опасения оправдались, Дэн с негодующим видом шел навстречу мне.

Я решила избежать лобового столкновения, посему сошла с тропы в небольшие пальмовые заросли, через них и добралась до отеля, затем забежала в номер, но только хотела закрыть дверь, как нога Дэна помешала мне это сделать.

- Где ты была? - он, действительно, олицетворял собой гнев, но голос был сдержан, только глаза выдавали.

- Ну, прости. Я всего лишь на несколько минут вышла, - зная, что андроиды находятся на перезагрузке около полутора часов и  в полной изоляции от внешнего мира, я решила его обмануть.

- Ты же знаешь, что уходить одной категорически запрещено.

- Но, я не уходила далеко… И, извини, этого больше не повторится.

- Хорошо. Но это в последний раз.

- Конечно!

Впервые за два года я самым наглым образом наврала ему и поначалу чувствовала вину, но потом поняла, что это не то, из-за чего стоит себя корить.

В конце концов, мне тоже хочется почувствовать себя свободной, хотя бы изредка.

Мне все хотелось представить момент новой встречи с таинственным парнем по имени Эрик, но так же я не знала, как представить моего нового знакомого Дэну. Ведь я не могла до конца понять суть наших с ним взаимоотношений. То он был очень даже чуткий и понимающий, то становился холодным и запрограммированным. И причину этой смены состояний я не могла понять, несмотря на свои знания.

Год назад, когда мне исполнилось восемнадцать, я решила сконцентрироваться на учебе и своем верном андроиде. Но прошел еще один год, учеба наладилась, а вот Дэн не сдвинулся ни на шаг после нашего с ним разговора в лесу. Да, он помогал мне, всегда был рядом, порой проявлял чувства в разговорах, но так и остался отчужденным. Сколько бы раз я ни пыталась выманить его на откровенный разговор, так ничего и не получилось. На каждый вопрос следовали односложные ответы без какой-либо конкретики. Дэн как бы и хотел быть всегда и везде только со мной, но в то же время держался сдержанно и не позволял себе ничего.

Может быть, пару лет назад мне и хотелось полного одиночества, изоляции от окружающих меня людей, но теперь это стало очень угнетать. Ведь это самое одиночество, оно необходимо ровно до того времени, пока ты не созреешь для чего-то нового. Теперь жизнь не была пустой и скучной как раньше. У меня появилось занятие, которое, безусловно, очень нравилось и позволяло чувствовать себя сильнее, умнее и значимее; появились люди, которые помогали мне в этом, которые также стали замечательными помощниками в  процессе моей реабилитации в обществе. Хотя, без Дэна я все равно не могла себя представить среди них всех. Он оставался неотъемлемой частью моей жизни, был тем, кого я не уставала видеть, кто был нужен всегда и везде. Но из-за своей специфики Дэн являлся каждодневным напоминанием о том, что одиночество все еще рядом.

И так как я отлично знала,  что мой андроид особенный и все-таки может чувствовать, то ждала от него чего-то большего, надеялась, что именно он сможет дать мне то самое ощущение целостности. Я хотела, чтобы Дэн стал для меня таким  спутником, каким не смог бы стать ни один человек. Из-за этих надежд  не позволяла себе думать о других мужчинах, никому не давала повода на что-то большее, чем просто дружба.  При виде влюбленных парочек отворачивалась  и говорила себе, мол, это не мое и мне достаточно того, что я имею. Хотя теперь понимаю, то были специально выдуманные отговорки, чтобы просто не завидовать.

Не знаю, мог ли Дэн испытывать чувство ревности, но, возможно, настало время это проверить.


КОНЕЦ БЕСПЛАТНОГО ФРАГМЕНТА

 

КУПИТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ