Главная| 
Главная | Фрагменты книг | Босс на десерт

Босс на десерт

НАЗАД В КНИГУ


Глава 1

— Ева Львовна, — уборщица уже пять минут пыталась разбудить начальницу. — Ева Львовна, вставайте.

— Ну, чего надо? — еле открыла глаза девушка с очень яркой внешностью, правда, слегка помятая. – Ой, — осмотрелась. – А я что? Не дома?

Ева обнаружила себя на диване в некогда своём кабинете. Туфли валялись у двери, скрученный пиджак лежал под головой вместо подушки.

— Нет, Ева Львовна, вы в ресторане.

Хм, нескромно она вчера отметила увольнение. Теперь бы вспомнить детали посиделок. Так, села за стол с су-шефом Владиславом — единственным человеком в этом серпентарии, чтобы выпить за освобождение. Новый владелец ресторана оказался редкостным удодом. С другой стороны, пять лет! Целых пять лет на одном месте, что называется, засиделась. А товарищ Хамлёв оказал ей большую услугу, когда решил закрыть свою строительную компанию и податься в ресторанный бизнес. Вот пусть теперь эта обезьяна с гранатой и развлекается, а с неё хватит!

Ева поднялась, привела себя в порядок, насколько это было возможно, и покинула ресторан. Уйти решила по-английски. Хорошо хоть успела кредит за машину выплатить, отныне белая мазда тройка целиком и полностью её. Девушка вставила ключ в замок зажигания, и движок приветливо заурчал. На улице собачий холод, всё ж ранняя весна в этом году скорее напоминала раннюю зиму, а в салоне спустя пару минут стало тепло, комфортно.

Сейчас она приедет домой, примет горячую ванну и завалится спать. В кои-то веки! Но только выехала на проезжую часть, как раздался звонок сотового…. Матушка на проводе.

— Алло, — вывела разговор на громкую связь.

«— Евочка! Тебе срочно надо ехать к Дашеньке!» — протараторила женщина.

— Доброе утро для начала. И зачем мне срочно ехать к Дашеньке? — поморщилась от резких прострелов в висках.

«— Как зачем? Её вчера в роддом отвезли! А все сумки остались дома, они там так переволновались, так переволновались, что забыли про вещи. В общем, сначала поезжай к ней домой за пакетами, а потом уже в роддом»

— А Павлик её на что? Настолько сильно переволновался, что довезти пакеты не в состоянии?

«— Как же ты так можешь? Твоя единственная сестра нуждается в помощи!» — а вот и повышенный голос, обвинительный тон, всё как положено.

— У моей единственной сестры есть муж, который уже как полгода не заморачивается вопросами трудоустройства. Мог бы на благо жены поработать для разнообразия. А у Даши я позавчера была.

«— Вся в отца! – выпалила мать, когда поняла, что своего не добьется. — Такая же бессердечная!»

И бросила трубку. Ева лишь покачала головой, родня у неё дай Бог каждому. Младшая сестра, страдающая синдромом «принцессы на горошине», вечно слабенькая, вечно нуждающаяся, вечно всеми обиженная, муж ее – специалист во всех областях, недопонятый обществом гений, который слишком хорош, чтобы работать на чужого дядю, родной-то не выдержал его гениальности, уволил. А замыкает круг мама, у которой все хорошие, кроме старшей дочери, потому что старшая дочь пошла в отца. Фраза на все случаи жизни. Но деваться некуда, другой родни нет.

Через час уже была дома. Однушка встретила ароматом кондиционера, с которым было постирано постельное белье, и тиканьем будильника, отчего Ева сразу же зевнула. Голова продолжала гудеть после «весёлой» ночи. Сейчас бы в душ, на ванну всё равно нет сил, и под одеяло.

— Уф-ф-ф, — на выдохе опустилась на банкетку.

Больше не вставать в полшестого, не нестись на всех парах в «Polet», который за столько лет стал вторым домом, точнее дурдомом, но родным. И снова зазвонил телефон. Поставщик…

— Алло. Привет, Никит. Да подожди ты, не тараторь. Я уволилась. Угу. Ну, как, как… вот так. Открыла дверь с ноги в кабинет хозяина, назвала его макакой облезлой и забрала свою трудовую. Шучу, конечно. Макакой не обзывала. Но «Polet» теперь в свободном полёте. Звони теперь сразу Хамлёву. Мне тоже жаль… Ага, и тебе удачи.

Переадресацию надо поставить. Хватит с неё… хватит! Слишком много на себя взяла. Как что случалось, сразу Ева Львовна. Лампочка перегорела в уборной – Ева Львовна, холодильник забарахлил – Ева Львовна, официант напился на рабочем месте, то же самое. Завтра хоть в магазин спокойно сходит, да и весна на дворе, приодеться бы. А ещё в салон красоты заглянуть, короткая стрижка требует постоянного ухода. Пора вспомнить, что она женщ… нет, что она девушка, а не «господин Львович», как ее величали за спиной подчинённые. Ну, да, приходилось строить этих бездарей, иначе никак. Либо ты подчинённым друг и плевать на работу, либо – деспот в юбке, зато все трудятся.

После душа только собралась лечь, как снова зазвонил телефон:

— Да вашу ж за ногу, — глянула на экран. На сей раз трезвонила сестричка. – Алло.

«— Привет, Евик, — защебетала та. – А тебе мама звонила?»

Ага, начинает издалека. Ну, ясно. Похоже, её Павлик очередной раз решил забить на скоро рожающую жену.

— Звонила. И я её перенаправила к твоему мужу. А что такое?

«— Видишь ли. Павел сегодня весь день катается по собеседованиям. Он прямо основательно взялся за поиски работы. В общем, не может привезти мне вещи. Выручи, а?»

— Ты уже рожаешь?

«— Ну, нет ещё»

— Вот и славно. Завтра завезу тебе вещи. Извини, сегодня не могу.

— Ева, пожалуйста, — чуть ли не заскулила. – Этот идиот даже сумку с документами забыл мне передать, не говоря уже об остальном. Мне приходится у соседок по палате туалетную бумагу выпрашивать,  — наконец-то заговорила по-человечески»

— Ладно. Жди к вечеру, — каким бы нытиком сестра ни была, а выпрашивать туалетную бумагу совсем не дело.  

Эх, накрылся славный тихий вечерок медным тазиком. С другой стороны, ладно уж. После роддома можно сразу рвануть в торговый центр. Однако через пять минут телефон опять завибрировал. И сейчас на экране высветилось фото Саши – ее приходящего молодого человека. Саша мужчиной был приятным во всех отношениях. Ухаживал красиво, в постели был внимателен и участлив, замуж не звал! А большего и не надо. Свободные отношения – модно, стильно, молодёжно! Правда, на звонок отвечать Ева не стала, сегодня все как с цепи сорвались, названивают и названивают.

Как и обещала сестре, к вечеру собралась, совершила набег на магазин, накупив побольше вкусного для Даши, и отправилась в роддом. А пока стояла в пробке, успела ещё несколько раз отбиться от теперь уже бывших коллег, даже Хамлёв разок позвонил, перепутав номер телефона. И когда Ева подъезжала к роддому, позвонила подруга.

«— Привет, Евка! — раздался бодрый голос Марины из динамиков. — Мне тут сорока на хвосте принесла, что ты теперь безработная. Так ли это? Или слухи врут?»

— Привет, Марич. Да нет, не врут слухи. Ушла из Полёта.  

«— Совсем допекли?»

— Новое начальство, новые правила. Сама знаешь, как оно происходит.

«— Ясно. Собственно, я чего звоню. Помнишь, рассказывала тебе о новой сети ресторанов, которую открыл конкурент моего босса?»

— Помню. «Смирноф-голд», кажется.

«— Да, да, да. В общем, этот волкодав стартовал успешно, весьма успешно. Конкретно так нас потеснил. Но не суть. Я постоянно отслеживаю вакансии, мало ли. И недавно он открыл очередную точку, куда сейчас набирает персонал. Если тебе нужно, сброшу адресок и контакты знакомого кадровика. А то времена нынче смутные, безработных с каждым днём всё больше, а цены всё выше. Так как? Ты в деле?»

— Давай. Я только «за».

«— Ок. Лови…»

И через секунду на экране высветилось смс с адресом и телефоном.

После недолгих посиделок с сестрой, за время коих Даша успела поплакать, посмеяться, пожаловаться и пообещать найти себе путёвого мужа, Ева отправилась в торговый центр. На собеседование надо идти во всём новом.

По долгу службы, а уж если не кривить душой, исходя из личных преференций, платьям и юбкам Ева предпочитала брюки с рубашками или блузками. В частности по этой причине её и прозвали Львовичем, ибо ни разу не видели начальницу в женственном наряде. Правда, Еве было высоко до лампочки мнение персонала, тем более её внешний вид идеально вписывался в рабочую обстановку. Так что, первым делом девушка устремилась в павильоны, предлагающие деловую одежду. Собственно, на этих павильонах и остановилась, поскольку там было всё, что нужно. Два шикарных брючных костюма, пять новеньких блузок разных фасонов и главное – туфли на высоком каблуке. Вот туфли, пожалуй, были единственным предметом гардероба, которые отличались женственностью.

Домой Ева вернулась как никогда довольная, даже силы на примерку остались. Девушка разложила обновки в порядке очереди, после чего быстро выпрыгнула из джинсов с толстовкой. Первым в очереди был комплект, состоящий из черных брюк, белой шёлковой блузки с глубоким вырезом и любимых бус, отвлекающих от не сказать, что внушительных размеров бюста, вернее, совсем не внушительных. Ева встала перед напольным зеркалом, и взгляд снова пал на тонкий шрам чуть ниже пупка. Увы, избавиться от него не получилось, как ни старалась. Но на сердце шрам куда ужаснее, тело-то всё пережило, а вот сердце … Тогда тряхнула головой, после чего надела брюки. Минутой позже перед зеркалом крутилась стройная уверенная в себе блондинка. Что ж, в таком виде и на собеседование идти не стыдно.

А незадолго до того, как ей лечь в постель, раздался звонок домофона.

— Блин, — глянула на экран. — Саша… и чего приехал? Кто звал?

Но впустить пришлось. И пока ждала его, успела придумать с десяток отговорок. Настроение сегодня хоть и приподнятое, но не настолько, чтобы куролесить полночи.

— Привет, Ев, — высокий статный брюнет поспешил обнять и поцеловать свою белокурую красавицу. — Ты чего на звонки весь день не отвечаешь?

— Привет.  А ты меня потерял? — улыбнулась.

— Мы же договаривались встретиться. Неужели забыла?

Упс… и правда, кажется, договаривались. Но было это вчера, когда Хамлёв подписал заявление об увольнении. На эмоциях, так сказать.

— Ой, Саш… прости… совсем что-то закрутилась.

— А ведь ты собиралась наконец-то приехать ко мне, остаться на ночь.

Даже так? Вот это да! Ева ещё раз прокрутила в голове телефонный разговор. Н-да… накрыло её видимо неслабо, что на радостях наобещала столько всего и сразу.

— И ты решил приехать, чтобы… что?

— Чтобы украсть тебя. Время ещё детское. На работу тебе завтра не надо. Поехали ко мне?

— Саш… тут понимаешь, какое дело. Я бы с радостью, но завтра у меня собеседование.

— Ничего себе, — тотчас изменился в лице. – Вот так сразу? И передышку себе не устроишь? Думал, мы съездим куда-нибудь на пару недель.

— Время сейчас сложное. С работой проблемы, а с хорошей и подавно. А тут совершенно случайно подвернулся вариант. Тем более, твоя жена вряд ли обрадуется, если узнает, что ты возьмёшь на отдых ещё и меня. Тебе бы с дочерью побыть, я вам только мешать буду.

— Ну, во-первых, бывшая жена.

— Вы ещё не развелись, — пожала плечами.

— Ев, да хватит тебе. Мы уже год не живём. А Ирка… она у меня девчонка общительная, ты тоже.

— Нет, Саш. Вы уж как-нибудь вдвоем. Вам пойдет на пользу. Дочка с тобой хочет побыть, а не с какой-то посторонней тёткой.

— И сегодня ко мне, выходит, тоже не поедешь? — засунул руки в карманы, значит, нервничает.

— Нет.

— Ладно. Тогда звони, а лучше впиши меня в свой ежедневник, мало ли, найдется свободное окно.

— Не обижайся, не надо. У нас изначально был уговор. Зачем всё усложнять?

— И, правда, незачем.

Когда он ушёл, Ева мысленно изругала себя всяко - разно. Саша хороший, только она для него не очень. Зачем давать надежду, если на сто процентов уверена, что всё закончится ровным счётом ничем. Сейчас между ними никаких обязательств, никакого совместного быта, при встречах всегда свежие, всегда на подъёме, а совместная жизнь подразумевает слишком много откровенности, к которой она уже никогда не будет готова.

Ночь пролетела незаметно, а утро началось внезапно, притом с очередных звонков бывших коллег. Кое-как отбившись от которых, Ева быстро собралась и отправилась завоёвывать неприступные крепости.

— Ну, не козёл, а? — обнаружила на парковке тачку соседа, опять урод запер.

Всё никак не угомонится. Обиделся, видели ли, что его обозвали лысым гоблином. А нечего было забрасывать детскую площадку бычками и пустыми банками из-под пива.  Да и было это полгода назад, но что ты, никак не забудет, плешь ходячая. Еще говорят женщины мстительные, ничего подобного! Ну, хоть телефон на этот раз оставил. Ева быстро набрала номер. Не опоздать бы только… кадровичка сказала приехать ровно в десять.

А сосед как назло не брал трубку. Вот же пивохлёб несчастный.

Времени меж тем оставалось всё меньше.

— Ну, я тебе устрою, — достала из сумочки помаду и крупными буквами написала мерзавцу на капоте пожелание сходить на три весёлые буквы, после чего вызвала такси.

Вроде и дом новый, и люди все приличные, ан нет, нашёлся один мухомор поганый.

До головного офиса компании «Смирноф-голд», что разместился почти в центре города, добралась за два часа и, увы, опоздала. Благо, её все-таки приняли.

— Добрый день, Ева Львовна, — миловидная дама чуть за сорок протянула руку, — Мария Александровна, руководитель отдела кадров, пройдёмте, — и проводила соискательницу в свой кабинет. – Вообще, Алексей Петрович привык лично собеседовать кандидатов на столь ответственные должности, но, увы, был вынужден уехать, потому сегодня с вами пообщаюсь я.

— Да, конечно.

М-да, время совсем раннее, а босс уже смотался. Хотя, воротилы такого уровня как Смирнов частенько на месте не сидят. Бывший начальник и то постоянно катался по разным мероприятиям для рестораторов. Что уж говорить о Смирнове, о нём вообще легенды ходят, упасть не встать. От таких, что он обслуживал свадьбы родственников первых лиц государства, до конкретной ереси, вроде страсти к БДСМ и девушкам лёгкого поведения. С другой стороны, почему ереси? Люди с подобными капиталами ничем не гнушаются. Тем более в столь интересном возрасте, когда резко начинает тянуть на экстрим. Сколько ему там? Сорок? Сорок два?

Ева опустилась в кресло, ещё раз оценила шикарный интерьер кабинета. Стекло, металл и белое дерево. Одним словом, хай тек.

— Резюме я ваше получила, ознакомилась — Мария села за стол, — с прошлым работодателем пообщалась.

Ого! Даже так? Серьезные они тут ребята.

— Надеюсь, всё хорошо?

— Да, господин Хамлёв весьма лестно отозвался о вас, как об управляющей. Вы пунктуальны, требовательны, рассудительны. И опыт достаточный, чтобы претендовать на должность директора ресторана в нашей компании. Единственно, меня интересует вопрос, почему вы ушли из ресторана, в котором проработали столько лет?

— Не сошлись характерами. Видите ли, господин Хамлёв выкупил ресторан с месяц назад. И как часто бывает, новое вступает в конфликт со старым.

— Но ведь новое не всегда плохо, новое порою необходимо, чтобы двигаться вперед.

Ну да… знала бы только мадам, что прогрессивные взгляды Хамлева свелись к одному единственному требованию – уволить квалифицированный персонал и набрать работников из ближнего зарубежья, ах да, ещё сменить проверенного годами поставщика продуктов на неизвестного частника без каких-либо документов.

— Безусловно. Но смотря о каком новом идёт речь. В случае с моим бывшим работодателем речь шла о сокращении расходов на продукцию, что неминуемо сказалось бы на качестве предлагаемых блюд.

— Увы, нынешнее состояние экономики вынуждает, — понимающе кивнула, — хорошо, я вас услышала.

Вдруг раздался звонок телефона. Женщина как-то сразу забеспокоилась, а когда ответила, то и вовсе расстроилась. Спустя пару минут молчаливого выслушивания тирады абонента, кадровичка прикрыла телефон рукой и поспешила расплыться вынужденной улыбкой:

— Сейчас с вами пообщается сам Алексей Петрович. Я выведу разговор на громкую связь.

— С радостью, — с ума сойти, какие дела творятся в королевстве.

Мария нажала на кнопку на панели телефона:

— Алексей Петрович, — произнесла елейным голосом, — вы на связи.


КУПИТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ